П.С. Рейфман

Из истории русской, советской и постсоветской цензуры

Архив сайта

Главная Часть II. Советская и постсоветская цензура Глава 12

    

 ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ.  «АДАПТИРОВАННАЯ ДЕМОКРАТИЯ»

 

                   Только доныне в краю этом синем     

                   Пахнет порохом и керосином

                                 (Панкратов Ю. «Страна Керосиния».)

 

                   Kрушение СССР – крупнейшая геополитическая катастрофа века

                                 . Путин)

 

                   А и Б сидели на трубе…

 

 Второй срок президентства Путина. Выборы в Думу. Переизбрание президента. Поражение демократов. Формирование правительства и администрации президента. Первое обращение Путина к парламенту и народу, вопрос о своеобразии русской демократии. Проблема демократии и либерализма. Позиция православной церкви России. Выступление В.Суркова: проблема идеологической концепции. А. Лавров о внешней политике России. ХАМАС в Москве. А.Пионтковский и А. Илларионов о действиях русских властей. Власть и СМИ. Увольнение Парфенова, отклики в печати на увольнение. Журналисты о зажиме свободы информации, о возвращении цензуры. Вопрос о конформизме в СМИ, «Времена» В. Познера. Попытки цензуры интернета. События в Чечне: Беслан и СМИ. Истории с А.Бабицким и А. Политковской. Убийство Политковской. Фильмы о войне в Чечне. События на Украине, освещение их в российской печати (выборы президента и Верховной Рады, «газовая война»). Новые законы и постановления, принятые властями России. Рейтинг Путина. Кризис демократии. Причины и перспективы. Конец 2007 — начало 2008 гг. Еще одни выборы Думы и Президента. Новый премьер. Вопросы Путину от имени читателей «Московского комсомольца». Медведев и Путин.                                           

 

   14 марта 04 г. состоялись  выборы президента. Было совершенно ясно, что выберут на второй срок снова Путина. Возникал лишь один вопрос: сколько он наберет процентов голосов? Некоторые думали, что значительное количество избирателей не станут участвовать в голосовании (если более половины, выборы считались бы недействительными). Поэтому «Яблоко» призывало не голосовать. Союз Правых Сил (СПС) колебался. И только Ирина Хакамада, входившая в руководство СПС, выдвинула свою кандидатуру на пост президента, набрав несколько процентов голосов. Оппозиция явно преувеличивала свои силы, но и она понимала, что никаких реальных шансов на победу у нее нет. По сути, выборы были безальтернативные первый раз с начала «перестройки»; в 96 г. между коммунистами и Ельциным до последнего момента шла отчаянная борьба, и только трюк с обманом Лебедя и поддержка демократами и олигархами Ельцина позволили ему победить).

 

       Выборы в Думу, их подготовка и результаты вызвали резкую оценку видных правозащитников. Как раз в день проведения выборов радиостанция «Свобода» посвятила им передачу. В ней выступала и вдова академика Сахарова Елена Боннэр. Она резко осудила несостоятельность позиции русских либералов, московских и петербургских, поведение которых назвала «лжедемократической тусовкой». По мнению Боннэр, в сложившихся условиях единственной возможной формой протеста был бойкот, который, к сожалению, не оказался объединенным из-за личных соображений руководителей, их тщеславия, еще каких-то причин. Хотя Боннэр не называла конкретных имен, думается, она имела в виду, в первую очередь, Хакамаду, выдвинувшую свою кандидатуру на пост президента, еще более расколовшую и без того расколотый демократический лагерь. Говоря о будущих перспективах, Боннэр говорила, что Путин и в 08 г. вряд ли откажется от власти, что он сохранит ее в той или иной форме. Она отмечала, что в современной России исчез центр консолидации демократических сил, которым был в свое время Сахаров, не видно людей, вокруг которых к следующим выборам могла бы сплотиться сильная партия.

 

 Весьма пессимистически высказывался о происходящем и Владимир Буковский. Он считал, что общество возвращается к мрачным временам советского прошлого. Всё идет к развалу. Молодые мечтают уехать из страны. КГБ пришло к власти. Сохранился тот же аппарат, который был при Сталине, даже в тех случаях, когда люди поменялись. А население не видит этого, сохраняет невозмутимое спокойствие, как на корабле, который тонет, а пассажиры не понимают этого. Такие прогнозы многим казались слишком мрачными. Но, к сожалению, они во многом оправдались.

 

    Незадолго до президентских выборов Путин, пока остающийся на посту президента, неожиданно отправил в отставку премьер министра Касьянова и возглавляемое им правительство. Вскоре было названо имя нового премьера, для всех неожиданное, не названное никем в многочисленных прогнозах. Премьером стал М. Фрадков, довольно высокопоставленный, но не первостепенный чиновник, не глупый, добросовестный, вроде бы относительно порядочный, без особенно скандальных историй в прошлом. Кое-что о нем осведомленным людям было известно. Об его связях с силовыми ведомствами. Фрадков – полковник запаса. Прямо не был членом ни одной из партий, в том числе «Единой России». Одно время возглавлял Налоговое управление. Был заместителем Секретаря Совета Безопасности России (ведал вопросами экономической безопасности). Затем его направили в Брюссель,  как представителя России в Европейском Сообществе. Сослуживцы говорили о нем: «человек внешне открытый», «очень осмотрительный человек», корректный, дружелюбный. Никакие личные подробности о нем не были известны. Многим он казался фигурой временной, переходной. Несколько раз ходили слухи об его скорой замене. Одно было ясно с самого начала:  Фрадков не будет претендовать на самостоятельную политическую роль, никогда не станет соперником президента.

 

 Еще до выборов Путин поставил задачи, которые необходимо решить в течение второго его президентства. На первый план выдвигались проблемы повышения ЭВП (общего произведенного продукта) и уровня жизни населения. Первый должен увеличиться в два раза. Количество бедных – уменьшиться с 20 до 10% (примерно, средний европейский уровень; не уточнено только: что такое бедный? – ПР). Рассказывали, что Путин спросил у министра экономического развития и торговли Германа Грефа: – За какой срок можно достигнуть этих целей? Греф ответил: – четыре года. – Слишком долго,– сказал якобы Путин,– нужно за три. –Так точно!, – вероятно, отрапортовал Греф, если этот разговор на самом деле имел место (PS. K следующим выборам, к 2008, эти задачи так и не были выполнены; ныне примерно такие улучшения обещают обеспечить примерно через 10 -12 лет. 24.06. 2008 — ПР).             Обсуждая подобные заверения, Явлинский отмечал нереальность такого рода подсчетов, говорил о разнице понятий бедности в России и Европе.  Он рассказал анекдот об академике С.Г. Струмилине, который в конце 1920-х гг. пытался доказать нереальность темпов роста, поставленных партией и правительством. Неожиданно он совершенно изменил свое мнение. Его спросили: почему? Он ответил: я считаю, что лучше стоять за высокие темпы роста, независимо от их реальности, чем сидеть за низкие. Аналогия напрашивалась сама собой. Подобные грандиозные задачи, по словам Явлинского, ставились при всех тоталитарных режимах. Желания фюрера – превыше всего. Спорить с ними нельзя. А потом можно и забыть. Или сообщать, что планы выполнены и перевыполнены, фальсифицируя реальные показатели. Главное – продемонстрировать, что вождь заботится о благосостоянии народа.

 

В скором времени началось формирование правительства. Не буду  подробно говорить об этом. Скажу лишь, что структура оказалась довольно сложной и громоздкой, что она предусматривала передачу руководства экономикой, всеми хозяйственными и административными делами в руки правительственных инстанций. Администрация президента не должна была в это вмешиваться, ее деятельность ограничивалась кругом чисто президентских дел. На самом деле всё осталось по-старому. Кремлевская администрация президента приобрела еще больший вес. Она определяла решение всех важных проблем, не неся никакой ответственности. Правительство, в том числе премьер, превратились в технических исполнителей воли президента.

 

 Сильно меняется состав президентской администрации. И здесь сохраняется сложная, громоздкая система: руководитель администрации .А.Медведев), два его заместителя, около 10 помощников президента, 12 Управлений (из них 3 Главных), Департаменты, аппарат Совета Безопасности, канцелярия, референтура, секретариат, 7 полномочных представителей президента по федеральным округам, при каждом – свой аппарат, как и при каждом управлении и пр., и пр. Огромная бюрократическая машина, возглавляемая президентом и непосредственно подчиняющаяся ему. Позднее она менялась, усложнялась. Администрация президента вмешивалась, естественно, вопреки заверениям, во все сферы жизни страны, руководя ее управлением. Среди многочисленных звеньев президентской администрации не забыто, конечно, и Управление пресс-службы и информации. Предусмотрен и помощник президента по печати. Им стал печально известный Лесин. При этом речь шла о сокращении штатов правительственной и президентской администрации, на несколько тысяч в каждой (не ясно только, сколько чиновников осталось). Еще Твардовский в «Теркине» писал: «Для того, чтоб сократить Надо увеличить».


  Несколько подробнее следует остановиться на укрупненном министерстве культуры и информации (вместо двух министерств: культуры и СМИ). Во главе его поставлен ректор московской консерватории Александр Соколов, одним из двух его заместителей (по культуре) стал бывший министр культуры Швидкой. С заместителем по информации дело обстояло сложнее. Ожидания, что им будет назначен прежний министр СМИ, Лесин, не подтвердились. Сперва о том, что вопрос этот не решен, заявил Путин. Затем Лесин сам отказался от назначения. В итоге заместителем по информации назначили заместителя Лесина Михаила Сеславинского, ставшего во главе федерального агентства по делам печати. Это агентство временно регистрировало СМИ, пока не была создана федеральная служба по надзору и контролю за печатью. По слухам, Сеславинский не ладил с прежним министром, занимал относительно более либеральную позицию, не одобрял ряда запретительных решений Лесина.

 

  Новый министр культуры вскоре после своего назначения дал интервью газете «Эхо Москвы», напомнив, что еще в бытность ректора он неоднократно выступал на страницах этой газеты. Он пообещал в ближайшее время дать новое интервью и прояснить вопрос о будущих задачах и действиях министерства. Еще ранее он говорил о том,  что в СМИ появляется много недопустимых материалов, с чем необходимо бороться, но он не считает, что это нужно делать при помощи запретов и взысканий. Нечто неопределенное, но не агрессивно-реакционное, как было у Лесина. Насколько можно судить, министерство культуры на первых порах особо агрессивных намерений по обузданию печати не проявляло. Это делалось помимо него.

 

   26 мая переизбранный президент Путин выступил на совместном заседании Федерального Собрания (обе палаты: Дума и Совет Федерации) с первым после выборов обращением к высшему государственному органу и народу. С подобными обращениями он выступал и в дальнейшем, несколько раз в год. Всё организованно по высшему классу. Заседание происходило в Кремле, в Мраморном зале. В нем принимало участие около 800 человек. Выступление Путина сопровождалось дружными аплодисментами. В конце спели гимн России. Всё было очень торжественно. Путин вновь говорил об удвоении ЭВП и уменьшении бедности, о задачах образования, об армии. В основном речь шла о процветании, росте благосостояния России, о доступном жилье, здравоохранении, увеличении продолжительности жизни, о задаче догнать другие страны. Обычная правительственная риторика. Но среди нее, вдруг… прозвучало обвинение своих критиков в том, что они работают на иностранные государства. По словам Путина, иноземное «экономическое, политическое и журналистское давление» используется в попытках ослабить позиции России в глобальной конкуренции. Уже здесь президент осудил «негосударственные организации» .е. общественные -ПР), утверждающие, что действуют на благо людей; на самом деле они служат зарубежным и российским хозяевам за деньги. «Далеко не все хотят видеть Россию независимой, сильной и уверенной», – говорил Путин. Он выражал несогласие с теми, кто считает, что в России усиливается авторитаризм: «Укрепление нашей государственности трактуется как авторитаризм». Президент заверял, что никакого пересмотра фундаментальных принципов российской политики не будет. Он выдвигал лозунг современного правления: с т а б и л ь н о с т ь. Это, видимо, предусматривало и централизацию власти, и усиление контроля над независимыми организациями, прессой, ужесточение его. Для таких организаций и изданий, по словам Путина, характерна не защита интересов народа, а получение финансирования из влиятельных иностранных фондов. Речь шла и об изданиях, которые обслуживают сомнительные групповые и финансовые интересы; многие из них получают помощь из международных фондов, защищающих на словах права человека, демократию, но когда речь идет об истинных правах человека, их голосов не слышно: это естественно – они не могут кусать руку, которая их кормит.

 

   Об этом в докладе Путина говорилось не столь уж подробно (всего один абзац), но жестко и весомо. Лексика выступавшего напоминала речи правителей Белоруссии, Туркменистана, Азербайджана, используемые для разгрома оппозиционных организаций, критикующих правительство. (см. Newsru, 27 мая, цитируется из газеты «NY Times»). Американская газета отмечала, что такие высказывания напоминают о советских временах, являются обоснованием ограничения деятельности негосударственных организаций в будущем. То, что говорил Путин, и ранее произносились, но чиновниками более низкого уровня; но ныне эти слова были включены в документ, формулирующий фундаментальную правительственную политику; они становятся как бы призывом к травле, указанием: «Вот следующий враг. Фас его».


  На абзац обратили внимание. Политический обозреватель одной из газет, Л.Шевцова, отмечала, что журналисты были озадачены, даже шокированы этим абзацем: «Он звучит как старые советские песни». Но в то же время она считала, что абзац «вне контекста» и вставлен по тактическим соображениям, является неуклюжей попыткой понравиться всем, разным группам в Думе и Совете Федерации. Другие понимали дело по-иному. Член Московской Хельсинской группы Локшина, говоря, что ее поразила такая жесткая риторика, высказывала мнение, что после разгрома нейтральных политических партий и печати, мишенью преследований станут правозащитные и негосударственные организации, что абзац не случаен и входит в противоречие с теми важными мерами, которые Путин предлагает для налаживания отношений с Западом.   Увы, к сожалению, она оказалась права, увидев в абзаце начало будущей травли независимых, тем более оппозиционных организаций.

 

   В дальнейшем в выступлениях Путина положения о своеобразии русской демократии и об отличии ее от западной неоднократно повторяются. Здесь и утверждения об административной вертикали, о руководимой, управляемой демократии, об адаптированной демократии и т.п. Примером таких высказываний является пресс-конференция для словацких журналистов, данная Путиным в Братиславе, 22 февраля 05 г. На ней президент России высказал свое понимание русской демократии. Она, по его мнению, должна быть адаптированной. Вообще-то слово  «адаптированный» означает неполный, упрощенный, урезанный, сделанный для тех, кто не может понять полный текст во всей его сложности, для мало подготовленных людей, плохо знакомых с предметом. Это не подлинный, а приспособленный к низкому уровню текст. Употреблять это слово для характеристики русской демократии – плохой комплимент. Но оно, видимо, довольно точно отражает понимание Путиным русской демократии, как явления самобытного, национального, основанного на традиции и особенностях российского пути. К сожалению, этот путь далек от демократии. Он приводит совсем к другому, противоположному, к концентрации власти в одних руках, руках президента. Можно по-разному оценивать это, считать благом или злом, но к демократии такой путь отношения не имеет. Он ведет к единодержавному (самодержавному) способу правления.

 

 Следует остановиться и на выступлении Путина на Первом Всемирном конгрессе информационных агентств в Москве осенью 05 года. Обращаясь к присутствующим, Путин говорил о работниках средств массовой информации: в ваших руках мощные информационные источники; с ними необходимо обращаться умело; именно террористы используют демократию и свободу слова в своих целях, а в итоге они уничтожают свободу слова и демократию. Террористы подавляют политику противника насильственными методами. СМИ должны стать эффективным средством в борьбе с терроризмом. По словам Путина, критика в средствах информации необходима. Она должна быть, хоть некоторые считают её болезнью. Она полезна, хотя власти ее не любят. «В народе говорят: открыть окно – шумно, закрыть – душно». Это относится и к критике. Демократию нужно сохранить и в экономике, и в политике Одинаково важна и демократия, и стабильность. Свою позицию Путин оправдывает тем, что в России нет ничего такого, чего бы не существовало в той или иной демократической стране; в России назначают губернаторов, но и в Англии назначают глав регионов; выборы проводят по партийным спискам, но так они проходят во многих демократических государствах. В конце выступления Путин обосновывает действия, направленные против печати, следующими доводами: 1.Мы не доросли до демократии. 2.Надо открыть дорогу «крепким хозяйственникам». 3. Слабость у нас гражданского общества. Пример тому – Беслан. Общество оказывается более консервативным, чем власти. 4. Ссылка на то, что недостатки бывают во всех цивилизованных странах. Все демократии различны и в каждой можно найти что-то  себе в оправдание. Как пример приводится США. Там тоже контроль над печатью, но он иначе налажен. Аргументы их властей – сплошное вранье и передергивание фактов. Можно подозревать их в неискренности. Значит они сделали что-то  неприличное и не хотят, чтобы подлинные намерения их обнаружились,

 

   Указания начальника подхватил и премьер-министр Фрадков. 16 декабря 04 г. на заседании Совета министров он критиковал журналистов за «разрушение имиджа России», давая понять, что в дальнейшем будет ужесточен государственный контроль над средствами массовой информации: «Негатив навязывают, это захлестывает телевиденье и печатные издания». Фрадков дал распоряжение министру культуры и средств массовой информации развивать программы, способствующие укреплению патриотизма среди молодежи и обеспечению России в 05 г. более «позитивными» телевизионными передачами.


   В унисон с государственными структурами поет и русская православная церковь. Так, например, радио «Свобода» (07.04.06) рассказывает про Декларацию о правах и достоинстве человека, принятую Всемирным русским народным собором, проходившим в Москве. Название Декларации звучит хорошо, но произносимые речи ему не соответствуют. Прежде всего имеются в виду выступления Смоленского и Калининградского митрополита Кирилла, главного идеолога современной русской православной церкви. Кирилл отмечает, что у России свой путь, отличный от западного. В ней интересы личности должны подчиняться интересам общественным. Когда права человека доминируют над интересами общества «это стимулирует только эгоизм и индивидуализм». Так обстоит дело на Западе. У России – иначе. Установка на права человека ей не подходит. Кирилл обличает христианство других изводов: католического, протестантского. Они – хуже язычников. Автор передачи отмечает, что у католиков и протестантов действительно много грехов, но они каялись в них. А русская православная церковь, как и советское государство, не каялась ни в чем: ни в сотрудничестве с властью после 24 года, ни в благословении массовых убийств при Сталине, ни в других многочисленных грехах. Позиция безнравственная, но логичная. Ведь смычка государства и церкви продолжается и поныне. Государство объявляет правозащитные организации враждебными и антипатриотичными. Церковь заявляет, что порочна сама идея прав человека, личности.

 

 Положения Путина об адаптированной демекратии получили развитие в попытках сформулировать основанную на них, развернутую и цельную идеологию современной власти. Основные принципы такой идеологии намечены в лекции заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова, прочитанной в начале февраля 06 г. слушателям Центра партийной учебы и подготовки кадров партии «Единая Россия»  (оказывается, имеется и такой – аналог советской Высшей партшколы, сам Сурков, видимо, претендует на роль современного секретаря по идеологии ЦК КПСС, Жданова, Суслова и др.). Выступление около месяца не публиковали, а затем напечатали в «Комсомольской правде» конце февраля). Не просто выступление видного государственного деятеля, а как бы доктрина Кремля, программа идеологии власти на длительный период.

  Несколько слов о Суркове. Карьера его начинается в 90-е гг. Выступал он в роли журналиста пиарщика. Довольно долго работал в структуре группы Ходорковского МЕНАТЕП, в Альфа-Банке, в ОРТ (на телевидении). В 99 г. попал в администрацию президента, стал заместителем её руководителя, Волошина. В 2003 г., когда Волшин выведен в отставку (он не согласен с возбуждением дела против Ходорковского), Сурков остался в администрации. Его влияние даже увеличилось, особенно с весны 04 г., с переизбранием Путина на пост президента. Сурков – активный участник новых правил правительственной игры, укрепления и выстраивания нового режима, борьбы с оппозицией, особенно демократической. Почти шесть лет он отвечает за внутреннюю политику, за Госдуму, за «Единую Россию», за отношения с другими партиями, избирательные кампании – крайне обширный круг обязанностей и влияния. В 05 г. Сурков выработал комплекс мер, «не позволивших оппозиции преодолеть внутренние разногласия» и в то же время сплотивших лояльные правительству антидемократические силы.

 

   Основываясь на высказываниях Путина, пытаясь свести их в единую доктрину, Сурков создает общую концепцию идеологии власти, сплочения элиты вокруг государства, «огосударствления сознания», «патриотизации» и «путинизации». Идеология, пропагандируемая Сурковым, по его словам, не коммунистическая (которая мертва), не националистическая (которая опасна), не гнилая либеральная (особенно неприемлемая), а именно государственническая идеологии «партии власти». Согласно ей, Россия – часть европейской цивилизации; для неё, как и для других европейских государств, характерно стремление к демократии: свободе, справедливости, материальному успеху; демократия – не только европейское, но и мировое достижение. Она в разных странах разная. И ни одна страна не может командовать, насаждать демократию силой по своему образцу. Нужно разъяснять принципы демократии, чтобы каждая страна свободно приняла или не приняла её. Поэтому Россия сама будет решать, каким образом, с учетом своей исторической специфики, обеспечить реализацию принципов свободы и демократии, сроки и условия движения по этому пути. Демократия в России имеет существенное отличие от европейских стран: в  ней идея л и ч н о й свободы никогда не воспринималась как идея абсолютной свободы (Сурков надеется, что так будет всегда). Идея свободы в России, по Суркову, корректируется идеей  порядка, необходимо ограничивающего свободу.  Характерно, что личное, индивидуальное, права индивидуума  не только игнорируются Сурковым, но и противопоставляются идее русской демократии. На место идеи личности ставится порядок, стабильность, режим. К вопросу о них и переходит далее Сурков.

 

  По его мнению, СССР не заслуживает огульного осуждения: заслуга Советского Союза в том, что он вел в планетарном масштабе идеологическую работу; советский проект был популярным у западных интеллектуалов самого демократического толка. К «советскому проекту» Сурков относит эмансипацию женщин, успехи образования, победу в войне. Он смешивает в одну кучу и реальные достижения, и мифы советской пропаганды, и всё это называет «ведением идеологической работы в планетарном масштабе» и хвалит за это Советский Союз. О других сторонах советской идеологии и советской действительности Сурков не говорит. Он просто советует не плевать в тот колодец, из которого собираешься пить, но всё же признает, что советское общество нельзя назвать свободным и справедливым. Беда, по Суркову, заключалась в том, что в СССР позднего периода во главе страны оказались люди малообразованные и некомпетентные, что элита деградировала. Это определило низкий уровень жизни и прочие беды. И тогда народ понял, что зашел не туда, вспомнил о европейском пути развития, осознал, что дорого заплатил за ошибки (огромные потери во время войны, в том числе территориальные, низкий уровень экономики и пр.). Советский проект, по Суркову, потерпел крушение, и всё же (тут Сурков ссылается на Путина) крушение СССР – крупнейшая геополитическая катастрофа века. Сожаление по поводу того, что такая катастрофа произошла, звучит в лекции весьма отчетливо.

 

  Далее Сурков рассматривает новый проект, возникший в 90-е годы на месте советского. В идеале он, созданный демократами, возвращает Россию на европейский путь, ведет страну к большей свободе, справедливости, богатству. Но это в идеале. На деле же его реализация уперлась в проблемы, порожденные разрушением советской системы. Далее идет перечисление всех бед, связанных с новым проектом, с попыткой воплощения его в 90-е гг.: отсутствие твердой власти, бегство от ответственности, признание государства злом, серьезное экономическое падение, неоправданные внешние заимствования, приватизация, хаос в федеральных отношениях. К бедам относится и положение со средствами массовой информации, свободой слова, превратившей печать, телевиденье в орудие отдельных олигархических групп. В итоге Россия оказалась на грани потери государственного  сувернитета (независимости). И тем не менее, с точки зрения Суркова, 90-е годы – время не потерянное. Они – своеобразная школа, создавшая почву для формирования новой элиты, выдвинувшая на ведущие позиции активных, стойких, жизнеспособных людей. Этот период был нужен, но он исчерпал себя и никогда не вернется. Характеристика Сурковым 90-х годов, эпохи Ельцина, во многом верная, но выводы, которые делает докладчик, имеют к демократизму весьма косвенное отношение.

 

   Сурков формулирует задачи современности. Прежде всего – наведение элементарного порядка. Затем следование принципам опоры на большинство и легализма, заложенным в Конституции. Сурков видит путь к выполнению этих задач в политике Путина, которая «очень ясна», отражена в выступлениях президента. Далее излагаются основы политики Путина лживой риторике Суркова добавляется президентская риторика): 1) Россия должна стать страной процветающей, значит демократической и суверенной. 2) Именно демократическое общество, основанное на соревновании свободных людей, может быть эффективным и конкурентноспособным. Необходимо интегрироваться в мировую экономику, науку, в институты гражданского общества. 3) Враг демократии – коррупция, с которой необходимо бороться; но не следует верить, что коррупции в России более, чем в других странах. 4) Другой враг демократии – бедность; необходимы меры для ее уменьшения. 5) Необходимость суверенитета, защиты национального государства. Русские привыкли к суверенной государственности, они 500 лет являются государствообразующим народом, в отличие от украинцев, жителей Прибалтики, которые ныне ищут нового хозяина. На этом пункте следует остановиться подробнее -ПР. Слово «государствообразующий», по Суркову, не имеет значения «главный», а скорее  «привыкший» к русской государственности. И все же оно вызвало полемику — свидетельство того, что оттенок главный в слове «государствообразующий» потенциально угадывается, что упреки о поисках «нового хозяина» означают косвенное признание, что прежним хозяином были русские. Для Суркова неприемлемо желание стран, прежде входивших в СССР, жить без постороннего «хозяина», именно русского хозяина, суверенно, так, как хочет жить для себя сама Россия (всё же от имперского менталитета идеологам Путина до сих пор избавиться не удается - ПР ). 6) защищать свой суверенитет Россия может только в числе великих держав. 7) Она пока не заработала реально статус ведущей мировой великой державы (подразумевается: но заработает- ПР). 8) Главная угроза – международный терроризм (по сути дела речь идет о терроризме чеченском- ПР). Гипотетически существует и угроза других столкновений (подразумевается – с западными государствами; это оправдывает наращивание вооружений -ПР) 9) Основа суверенности – армия, военно-морской флот, ядерные силы. 10) Необходимость быстрого роста страны (здесь следует выпад против «либерального мракобесия»). 11) Львиная доля национального продукта – ТЭК. Для роста его нужны знания, новые технологии. Концепция: Россия – энергетическая сверхдержава (сторонники Суркова и Путина, предлагают добавить слово «ядерно»: «ядерно-энергетическая сверхдержава» – напоминание и о немирном атоме- ПР). 12) В некоторых областях экономики нужен преимущественно национальный капитал, не обязательно государственный. Остальные нужно сделать максимально открытыми для западных инвесторов.  Закончив перечисление основных принципов, сформулированных Путиным, заявив о согласии с большинством сказанного,  Сурков переходит к другим темам. Упоминается «оранжевая угроза», которую могут попытаться организовать «наши западные друзья», о том, что лучшим средством против нее является формирование национально ориентированного ведущего слоя общества. Речь идет и о защите бизнеса от левых реваншистов, о том, что бизнес должен быть законопослушным, лояльным власти и народу, который поддерживает власть. Ставится задача трансформации нынешней бюрократии и бизнеса. Говорится о необходимости переформирования элиты и воспроизведении её, о борьбе с «партией революции».

 

 Особенно эмоционально звучат наставления Суркова, когда он затрагивает вопрос об образовании и культуре. Критика им высшего образования: там такое услышишь, как будто образование не правительственная организация, а нечто, получающее деньги из какого-то иностранного посольства. Идет речь о недостатках патриотического воспитания, откровенном антироссийском содержании программ по гуманитарным предметам, что прямо связано с «активностью зарубежных структур»: «масштабы подобной мерзости превосходят все допустимые пределы, ложь и клевета на Россию, наш народ и нашу историю льются потоком». Несмотря на это, рост патриотизма, по убеждению Суркова, шел и идет, в основном по инициативе частных лиц, а не государственной политики, которую в данном направлении не ориентируют.

 

    Сурков осуждает всяческую ксенофобию, требования запретить еврейские организации, но призывает к борьбе с «партией революции»,  да и слово «либерал» или производные от него в лекции Суркова ни разу не упоминается в положительном контексте. Сурков считает нужным создать общенациональную партию, забыть о правых и левых. И если идеология Кремля и далее будет развиваться в этом направлении, то лет через пять могут быть «очень интересные результаты. Кое-кто опомниться не успеет»: уже на выборах в Думу в 03 году, а затем на выборах президента единороссы продемонстрировали свою победу; они и сейчас должны обеспечить доминирование своей партии как минимум на 10 – 15 лет (задача поставлена четко: власть принадлежит нам, и мы не собираемся никому её отдавать; нынешний режим – надолго, по крайней мере, по прогнозам Суркова, увы, весьма вероятным — ПР)

 

Надо отметить, что понимание Путиным и Сурковым понятия демократии имеет некоторое реальное основание. В историческом прошлом, начиная от античности, под демократией понимали общественное устройство, где все члены его имеют возможность избирать органы государственного управления, где существует всеобщее избирательное право. С этой точки зрения современное общество России – демократическое. Но с той же точки зрения демократичен гитлеровский фашизм (Гитлер пришел к власти в результате всеобщего голосования). И большинство тоталитарных режимов при таком подходе демократичны сталинский, и Милошевича, и Садам Хусейна, и многих других азиатских, африканских и южно-американских деспотий; выборы в них часто фальсифицируются, но и вне этого большинство избирателей голосуют за диктатора). Вряд ли современным правителям России хотелось бы уподобиться таким диктаторам. Все же в современном понимании демократическое устройство подразумевает и либеральные ценности, сформулированные еще Дж. Ст. Миллем. Эти ценности отражены в Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Они включают права личности, меньшинства, индивидуальности, власть закона, независимого, которому все том числе государственные инстанции) в равной степени должны подчиняться, свободу слова, незыблемость собственности, открытость судопроизводства, реальное разделение и самостоятельность властей: законодательной, исполнительной, судебной и.т.п. Такое устройство несовместимо с диктатурой, самодержавным устройством. Оно предусматривает не только выборность, но и подлинную зависимость от избирателей, ориентировано на мир, а не на войну, на дружбу, а не на враждебность разных людей, разных стран. Всё это записано в Декларации. Каждая страна идет своим особым путем, во многом отличается одна от другой. Но ни одно из демократических государств не уверяет, что ее демократизм отличается от всех остальных, от общих принципов демократического устройства. Это делает только современная Россия, ее правители, а народ, в большинстве, верит им. Можно сказать, что ни одна страна не соответствует вполне требованиям, высказанным в Декларации. Это верно. Но: речь идет о степени приближения к ним, о сознании их истинности, тенденциях развития. К сожалению, современная Россия находится очень далеко от провозглашенного Декларацией идеала, от либерально-демократических норм, и по тенденциям развития в настоящее время скорее удаляется, а не приближается к ним (см. Дж.-Ст. Милль «Утилитаризм. О свободе», Карл Поппер «Открытое общество и его враги»).


      Выступление Суркова вызвало различные отклики, в том числе резко отрицательные. Не буду останавливаться на них. Приведу лишь саркастическую оценку Шиндеровича, высказанную в одной из передач «Плавленный сырок» ( «Эхо Москвы». 26.03.06) По словам автора, Сурков ставит задачу «обеспечить доминирование партии в течение минимум 10-15 предстоящих лет». По мнению Шендеровича, такая задача вполне посильна, почти решена: «С помощью Минюста, Центризбиркома, прокуратуры, налоговой полиции и ОМОНА закатать под асфальт всё, что шевелится наружи от ''Единой России'' – и доминируй на здоровье!» По сути такая задача поставлена Путиным (его план развития до 20-го года).

 

  Выступление Суркова можно считать провозглашенной программой внутренней политики России. Провозглашением политики внешней являются в значительной степени выступления министра иностранных дел А. Лаврова. Его программная статья «Россия в глобальной политике» в какой-то степени выражение личных взглядов Лаврова, но связь их с общей концепцией Кремля, определяемой Путиным, несомненна. О статье Лаврова, об общем изменении международной ориентировке России идет речь в статье А. Пионтковского «Пакт Лаврова – Машаля»  ( «Грани», 13.03.06. Машаль – глава делегации ХАМАСа, прибывшей в марте 06 г. на переговоры в Москву).

 

Пионтковский напоминает выступления Путина летом 2000 г., вскоре после избрания его президентом. Тогда Путин говорил о необходимости борьбы с мировым терроризмом, о том, что Россия находится на переднем крае этой борьбы. Он обращался к Европе и Америке с призывом понять это, присоединиться к России. То же повторял Путин после 11 сентября 2001 г, в отклике на взрыв Торгового центра в Нью-Йорке. «Американцы, мы с вами!» – заявлял он. По словам Пионтковского,  примерно в тех же самых выражениях в 30-е гг. власти Советского Союза обращались к Западу, отмечая угрозу фашизма, упрекая западные страны в недооценке опасности, предлагая совместные действия. А затем последовало соглашение с гитлеровской германией. Со времени высказанных выше уверений Путина прошло четыре с половиной года и всё существенно изменилось. Статья Лаврова – отражение таких изменений, нового видения мира.В ней содержатся крайне жесткие формулировки, относящиеся к США и Европе; речь идет о том, что между этими странами и Россией существуют «разногласия столь кардинального характера, что вряд ли уместна позиция конструктивной неопределенности». Статья Лаврова и предыдущие его выступления, по Пионтковскому, многими рассматриваются как объявление новой холодной войны Западу; такая психологическая война не прекращалась и ранее, в 2001 – 2002 гг., что не мешало России и Западу быть военными союзниками в реальной горячей войне с «исламским экстремистским интернационалом» (выражение Путина); ныне Лавров каждой строчкой своих статей заявляет жестко и определенно: американцы, мы не с вами, мы меняем свою ориентировку в глобальном конфликте и само понимание этого конфликта: «Россия не может принимать чью-либо сторону в развязанном межнациональном конфликте глобального масштаба». Пионтковский считает, что подобные высказывания напоминают цитаты из выступления Молотова 31 октября 39 г., в которых содержатся уверения, что СССР – нейтральное государство – не намерен связывать себе руки, становясь на чью-либо сторону; в этом повороте 39 г. сказалась идейная близость «кремлевского го'рца» и его тонкошеих вождей идеологии фашизма; недаром Риббентроп говорил, что чувствовал себя в Кремле как «среди старых партийных товарищей»; те же чувства переполняли, видимо, одного из лидеров ХАМАС, Халеда Машаля, во время переговоров в Кремле: он не подписывал никаких протоколов, но демонстративные прогулки по кремлевской территории, осмотр кремлевских достопримечательностей, православных соборов, прием у патриарха всей Руси и пр. свидетельствовали, что цель визита выходила далеко за рамки изложения ему Россией позиции западного «квартета»; произошла как бы демонстрация сознательного выбора кремлевского питерца и его толстошеих вождей; один из влиятельных думских деятелей благодушно заявил: «наше законодательство не расценивает ХАМАС как террористическую организацию», поскольку «ХАМАС не вел никакой террористической деятельности на территории РФ»; конечно, с такой точки зрения, те, кто взрывает автобусы с детьми, убивает мирных жителей, евреев, американцев, иракцев не террористы; они социально близкие российским властям «борцы с однополярным миром» (террористы – лишь чеченцы, защищающие свою землю и свой народ — ПР) ; похоже, что выбор сделан: всё ясно. Но Пионтковский, заканчивая статью, напоминает две простые истины: первая – хотя США и Европа сделали множество ошибок и пока проигрывают психологическую борьбу с исламским радикализмом – террористы «никакие не борцы за национальное освобождение или религиозную идею, а откровенные мерзавцы: определение „исламофашисты“ применительно к ним является вполне уместным». Второе – «как бы не неистовствовала сегодня наша антиамериканская клака», какую бы солидарность с исламскими «борцами» она ни выражала, в глазах исламофашистов Россия всегда останется частью ненавистного Запада, причем наиболее уязвимой и наиболее привлекательной для экспансии; за  39 г. неизбежно последовал 41-й; пакт Молотова – Риббентропа привел Россию на край гибели; Русский Бог, морозы, невероятное мужество и жертвенность русского народа спасли её, но заплатить за победу пришлось миллионами человеческих жизней. Пакт Лаврова – Машаля и очередной «выбор сердца» кремлевских вождей могут иметь не менее серьезные последствия; в 2000 г. Путин говорил об общей угрозе, теперь он забыл о ней: «Каким слепым и безумным кажется нескрываемое злорадство, с которым его министр <…> считает необходимым заметить европейцам, что они ''еще не осознали, что стали частью исламского мира''»; подобные высказывания, по мнению Пионтковского, напоминают, как трагифарсовое подражание, те поздравления, «которые предшественник г-на Лаврова (Молотов — ПР) передал руководителям Третьего рейха по случаю успеха доблестных германских войск – взятии Парижа».

 

Говорит Пионтковский и о том, что изменение отношения российских властей к террористам сказывается не только в моральном сочувствии, но и в реальной помощи им: по сведениям Пентагона русские силовики  снабжали военной информацией Садама Хусейна в начальный период войны в Ираке; 27 марта 06 г.появилось сообщение об аресте в Германии группы основном русских), покупавшей для Ирана материалы, которые возможно применять при изготовлении ядерного оружия (ведется следствие); нельзя поручиться, что во время переговоров с делегацией ХАМАС не были заключены какие-либо секретные соглашения: такое бывало (вспомним секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа).

 

   Инструктивной лекции Суркова, о которой говорилось выше, можно противопоставить интервью А. Илларионова. Он дал его редактору радио «Эхо Москвы» Венедиктову 17 марта 06 г. и оно появилось в интернете 24 марта. Вначале рассматривается вопрос о Стабилизационном фонде. Многие полагают, что Стабилизационный фонд можно использовать для различных нужд страны, для повышения пенсий, зарплат и пр. Илларионов решительно возражает против такого использования фонда. Он считает, что всякое использование Стабилизационного фонда внутри России неизбежно ведет к инфляции. По его мнению, из фонда прежде всего следовало бы выплатить иностранные долги, избавиться от уплаты процентов на них, а затем его можно использовать для вкладов для будущего поколения (ныне сделано то, против чего возражал Илларионов: принято решение об использовании Стабилизационного фонда. ПР.25.06.08).

 

  Затем Илларионов говорит о несостоятельности монополистической политики установления цен, в частности на энергоносители. Он приводит пример из далекого прошлого, когда Турция пыталась отрезать Европу от доступа к восточным пряностям. Ничего хорошего из этого для Турции не получилось, а Европа нашла выход, способствующий ее развитию. Аналогичная история произошла в ХХ веке с Саудовской Аравией, когда она попыталась установить монопольные цены на нефть. Илларионов делает вывод, что страны, проводящие монопольную политику, в конечном итоге не выигрывают от неё, а обречены на упадок и застой. К доводам Илларионова можно бы добавить ссылку на высказывания Ленина о том, что монополии – характерная особенность империализма, загнивающего капитализма, обреченного на гибель ( «Империализм, как высшая стадия капитализма»). Полезно вспомнить и некоторые элементарные сведения политической экономии, учения Маркса: о стоимости, цене, себестоимости, монопольных ценах и т. п.; достаточно хорошо известно, что ни к чему хорошему для монополистов, в конечном итоге, монопольные цены не приведут. Но конечный итог — дело не сегодняшнего дня; пока же почти вся нынешняя экономика России основана на монопольных ценах на газ и нефть, не только добываемые в стране, но и покупаемые у других и перепродаваемые по спекулятивным ценам. Здесь уже речь идет не столько об экономике, сколько о политике, и политике пагубной, недальновидной — ПР.

 

   Но вернемся к Илларионову. Ему задают вопрос: закономерно ли присутствие Россия в «восьмерке» наиболее развитых держав, или ей дали там место в виде «аванса», поощрения на будущее? Илларионов отвечает так: присутствие государств в «восьмерке» определяется двумя обстоятельствами: величиной ВВП и уровнем демократии; по ВВП, экономическому производству, доходу на душу населения Россия стоит в «восьмерке» на последнем месте; но дело не только в этом; важно, что от седьмого места она отстает примерно в три раза (размер ВВП в остальных странах «восьмерки» колеблется от 28 до 40 тыс. долларов на человека в год; ВВП в России – около 10 тыс.). По словам Илларионова, по уровню развития Россия относится совсем к другому классу стран, чем остальные члены «восьмерки»; в начале 90-х гг. намечалась тенденция приближения России к уровню остальных; под эту тенденцию она и получила «аванс»; но позднее такая тенденция исчезла; остается, правда, более высокий темп развития, но он тоже в последние годы снижается; высокий темп развития объясняется исключительно выгодной для России внешнеэкономической конъюнктурой (она получает доход от нефтепродуктов, а остальные члены «восьмерки» за них платят); доход России в сравнении с остальными – мнимый; реальный у них постоянно увеличивается примерно на 2.2% в год, а у России он понижается на 1.5%; уровень инфляции за год у них около 2%, а у России на протяжении пяти-шести лет — примерно около 15%; получается практически разница почти на порядок. Это экономика.

 

 Со второй составляющей, демократией и политическими свободами, по словам Илларионова, дело обстоит еще хуже, значительно хуже. Между Россией и остальными членами «восьмерки» – кричащая разница. Остальные страны, её составляющие, пришли к политической свободе около пяти десятилетий тому назад. В России – совсем недавно. Затем остановились и начали обратное движение. В 91 г. Россия, в основном, политически свободная страна, затем около десяти лет – частично свободная. Но в последние годы она снова стала политически несвободной, особенно за последние год-два. Вопрос Венедиктова (ведущего передачу): как это определяется? Илларионов: Имеются объективные показатели, которые определяются разными общественными организациями, начиная с «Фриид Хауса». Россию относят к таким странам как Судан, Египет, Афганистан, Руанда. Россия принадлежит к иному миру, чем европейские государства. К какому же? Об этом судят по разным составляющим: степень демократичности выборов, степень свободы СМИ, независимость судов, положение оппозиции, свобода доступа её к СМИ и многое другое, что составляет индекс политических свобод  (думаю, что здесь и разделение и независимость трех ветвей власти: законодательной, исполнительной, судебной; отсутствие единодержавного правления, права меньшинства, личности, индивидуума и пр. — ПР). Всё это в сумме приводит к выводу о степени политической свободы страны, дает ответ на вопрос: свободна она или нет? По степени деградации свобод за последние 15 лет Россия оказывается в число стран, входящих тоже в «восьмерку», находящуюся позади всех: Непал, Белоруссия, Таджикистан, Россия, Гамбия, Соломоновы острова, Зимбабве, Венесуэла. Венедиктов: всё таки Россия не Белоруссия. Илларионов: Мы от нее отличаемся не многим; там, действительно, темпы уменьшения политических свобод несколько большие и страна находится на более низкой ступени, чем мы; но Россия довольно быстро сокращает разрыв между нашими странами, особенно в последнее время; есть еще и другие страны, которые могут с нами соперничать по части уменьшения политических свобод: Зимбабве, Венесуэла. Венедиктов: Но в России об этом никто не знает. Илларионов: Но во всем мире знают и говорят об этом уже десять лет. Причем темпы сокращения свобод и в этих странах меньше, чем в России. Венедиктов: Многие считают, что главные задачи – избежать событий 93 г. (расстрел у Белого дома), 98 г (дефолт – заявление правительства о неспособности платить свои долги -ПР), навести порядок, а свободы немного подождут, возникнет средний класс, стабильный, свободный, и тогда свобода вновь появится. Илларионов: ликвидация политических и гражданских свобод – лучший способ ослабления страны, ликвидации стабильности, настоящей, долгосрочной. Венедиктов: сейчас в вас выстелят Южной Кореей ней диктатура не мешает экономическому процветанию - ПР). Илларионов: Пускай; Южная Корея со средины 80-х гг. демократическая страна, со свободой СМИ, избирательным процессом, конкуренцией разных партий; в ней не всё замечательно, как и в развитых странах, она далека от совершенства; но это демократическая страна. То же можно сказать о Тайване. В этих странах государство не национализирует частные компании, не сажает бизнесменов за решетку, не закрывает по четыре газеты за публикацию карикатур в защиту религиозной терпимости. «Если бы мы жили как в Южной Корее, об этом оставалось бы только мечтать. Потому что наша жизнь, к сожалению, не имеет отношения к южнокорейской ситуации».  А имеет отношение к совсем другой, по степени и скорости ликвидации политических и гражданских свобод за последние 15 лет. Из 193 стран, по которым существует соответствующий индекс, Россия находится на 190 месте. В 90-е годы  ситуация была сложной, но люди хотели оставаться в своей стране. Ныне не то. Самая главная проблема – абсолютная политическая неустойчивость, неопределенность, гигантские риски. Табуированные (запретные) темы обсуждения в СМИ. Общество становится всё более примитивным. Совсем не обсуждаются вопросы, важные для страны. По сути – идет возвращение в советское время. Страна становится слабее, неустойчивее. И государство – тоже. К этому ведет достаточно убедительно опыт всех стран, которые шли по пути ликвидации политических свобод.

 

   Во время второго срока правления Путина, Россия стала, по словам Илларионова, по скорости деградации свободы одной из первых стран в мире. Особенно зримо движение деградации происходит в сфере свободы слова, средств массовой информации (СМИ). В последних, по сути дела, почти совсем не осталось значимых, хорошо известных тележурналистов. Их либо уволили, либо они вынуждены были подать заявления об уходе. Не появляется более в телеэфире Евг. Киселев, бывший главный редактор НТВ. Не видно на экране Светланы Сорокиной. Куда-то пропала Татьяна Миткова. Уволили Парфенова. На ладан дышит RENTV, пожалуй, единственная телепрограмма, сохранившая остатки независимости. Меняется руководство газеты «Коммерсант». Она совершала ряд оплошностей, за что бывала наказана. В частности газета получила предостережение за публикацию интервью с Мосхадовым. Будущие издатели газеты, по слухам, близкие Кремлю люди. Все телеканалы, давая информацию, сообщают одно и то же. Как будто бы уже вновь введен иронически предложенный И.А. Крыловым проект о введении в России единомыслия. На некоторых фактах цензурной политики властей в последнее время я остановлюсь подробнее.

 

    Прежде всего на увольнении Парфенова с НТВ. Парфенов – давний сотрудник канала, не ушедший с него после встречи работников НТВ с Путиным. Его программы имели самый высокий рейтинг, приносили каналу самый большой доход (плата за объявления. Передачи Парфенова  «Страна и мир», «Российская империя» перестали выходить за год до его увольнения. Но оставалась программа «Намедни», в высшей степени популярная, определявшая лицо канала. Поводом прекращения его и увольнения Парфенова послужили подготовленные им сообщения о выходе книги Трегубовой ней шла речь ранее) и интервью с вдовой чеченского деятеля Яндарбиева, жившего в последние годы перед смертью в Катаре и убитого, судя по всему, советскими агентами-террористами (его дело рассматривал суд Катара и признал подозреваемых агентов виновными). Кстати, в интервью вдова ничего особенно крамольного не говорила и Россию прямо не обвиняла (суди их Бог!). В публикации «Выйти замуж за Яндарбиева», опубликованной в газете «Коммерсант» и переданной по радио «Свобода», рассказывалось о статье Парфенова, послужившей причиной увольнения. Её, как и заметку о книге Трегубовой, запретил заместитель генерального директора НТВ Н. Синкевич «по просьбе российских спецслужб». Это было еще одним проявлением всё усиливающейся цензуры. В интервью Е.Афанасьевой и О. Бычковой на радио «Эхо Москвы» по поводу увольнения Парфенова отмечалось, что «цензура все чаще присутствует на отечественном телевиденье, это факт», «И не только в программе Парфенова <…> но и в других передачах, других программах». В интервью говорилось о том, что «Цензура появилась, и совершенно не в том виде работают многие каналы, как работали они несколько лет назад», об «абсолютно причесанных информационных программах государственных каналов».

 

  На увольнение Парфенова откликнулись многие журналисты. Генеральный секретарь Союза журналистов И. Яковенко отмечал, что увольнение Парфенова – знаковая вещь, пример одного порядка с закрытием НТВ, ТВС, убийством Холодова и других журналистов. По его словам, лучшего тележурналиста страны уволили по политическим мотивам, власть не в состоянии терпеть даже малейшее инакомыслие; она уничтожает на федеральных телеканалах последние отдушины для свободной мысли; увольнение Парфенова – новая веха в движении страны в сторону от демократии и прогресса. Президент фонда защиты гласности А.Симонов считает, что от Парфенова избавились, так как он яркий журналист, выделяющийся на фоне «всеобщего молчаливого согласия на всё». Хакамада расценила увольнение Парфенова как «тревожное событие», свидетельствующее, что СМИ сейчас «не свободны, а манипулируемы, а информация превращается в пропаганду». Кратко и решительно на увольнение отреагировала Миткова: после увольнения Парфенова канал прекратит свое существования: «канал бабахнулся». В. Познер сообщил, что он глубоко огорчен увольнением Парфенова: оно – серьезная потеря для русского телевиденья, в какой-то степени невосполнимая; если это тенденция, то вряд ли можно с каким-то оптимизмом говорить о состоянии СМИ в нашей стране. Сам Парфенов заявлял, что работал на НТВ пока было хоть как-то  можно.

 

   В связи с увольнением Парфенова затрагивались и другие факты давления на журналистику. В. Бабурин рассказал о митинге, где опять пострадали журналисты НТВ (речь идет о митинге сторонников КПРФ и «Яблока» у здании Госдумы, разогнанного полицией — ПР). В несанкционированном митинге журналисты не участвовали, не они организовали митинг; они только снимали его, что не запрещено, а им досталось. Возникает спор между Бабуриным и Познером. Познер: снимать не запрещено, но журналисты были среди митингующих, и когда тех стали разгонять, попало и журналистам, я не оправдываю такого разгона, но все же это отдельное дело; полиция иногда бывает слишком резкой, и не только в нашей стране. Бабурин: закон предусматривает ответственность за нарушение профессиональной деятельности, а они именно ею занимались. Куда же нам обращаться? Познер: в суд. И публично.

 

  По поводу цензуры в современной России радио «Свобода» опубликовала интервью А.Качкаевой с А. Венедиктовым (главным редактором радио «Эхо Москвы» и Э. Сагалаевым (председателем национальной ассоциации теле- и радио вещателей). Поставлен вопрос: «Для кого работают сегодня средства массовой информации?» Сагалаев: «Этой власти свобода слова не нужна». Качкаева:     «Почему не начинают дискуссию по готовящемуся новому закону о СМИ, который бродит где-то  в стенах Кремля?». Качкаева говорит о том, что министерство культуры и массовых коммуникаций превратилось в самое закрытое ведомство; третий месяц разрабатывается какой-то тайный документ, какие-то положения; «отработан и слаженный механизм, и, конечно же, это называется словом цензура, никак иначе». Сагалаев: Он думает, что сейчас этим занимается администрация президента, а при нужде подключаются спецслужбы. Вырабатывают общую версию. Сагалаев выражает сочувствие журналистам, которые должны говорить правду и одновременно повиноваться начальству; они находятся как бы между двух огней. Но самая важная проблема в том, «что у нас в стране очень четко регулируется информация вообще, в частности о ситуации в Чечне». Об искажении информации говорит и Венедиктов: «конечно, это акт цензуры». Идет речь о неумных решениях, о деятельности Спецслужб, приводится заключительная фраза доклада Путина: «Свободное общество свободных людей». Обсуждается, насколько эта фраза соответствует действительности. Выходит, что не соответствует.

 

      В номере 14 за 05  «Новая газета» провела опрос бывших сотрудников НТВ,ТВ-6, ТВС «Испытание сроком», приуроченный к четвертой годовщине встречи президента Путина с работниками НТВ (21января.01г). Всех участников попросили ответить на четыре вопроса: 1) какие были мотивы встречи с Путиным? Как эта история ими сейчас воспринимается? 2) Кто ответственен за исчезновение. НТВ? 3) Что они считали бы важным сообщить президенту сейчас? 4) От чего им пришлось отказаться и к чему они привыкли в новых условиях? С.Сорокина: 1) Все та же российская надежда на «милость царя». 2) В происходящем сегодня все виноваты; мы согласились на такое устройство, при котором друзьям достается всё, врагам – закон, а если закона не хватает, можно обойтись и без него. 3) Сегодня я бы не стала обращаться к президенту; поняла это уже во время встречи, когда написала записку Шендеровичу: «всё бесполезно». 4) На четвертый вопрос пока нет ответа. Евг.Киселев: 1) Никогда особых иллюзий не было. Президент и тогда, как сейчас, мастерски жонглировал словами. Тогда он заявлял, что не заинтересован в закрытии НТВ, ныне – что не заинтересован в банкротстве ЮКОСА. 2). Ныне на телеканалы оказывается всё большее давление сверху. Руководители каналов проводят все более трусливую, конформистскую политику, по принципу «чего изволите?». 3) Сегодня, пожалуй, мне нечего было бы ему сказать. Все слова произнесены. Президент, по-моему, «совершенно сознательно игнорирует всё то, что говорится». 4).Единственно, что изменилось в моей судьбе и работе – невозможность выступать на телевидении. Меня заставили отказаться от работы тележурналиста, объявив мне запрет. Впрочем, я не жалею об этом: на нынешнем телевидении невозможно заниматься политической журналистикой. Григ. Крилевский «Я ничего не хочу говорить<>Не хочется ни с кем на телевизионные темы общаться. Мне не хотелось бы вообще ни с кем общаться»  Т.Миткова. Сравнительно обтекаемые ответы. Но и признание того, что власть возненавидела работавших на НТВ журналистов. О том, что пришлось отказаться от веры в возможность существования СМИ, независимых от государства и владельцев. Но и о том, что в провинции монополия государства и президента менее ощущается. Ник.Николаев моменту опроса работал на RTVi, т.е. на канале, независимом от русских властей -ПР). Говорит крайне резко: Никто из нас не остался на прежней работе. Нет сомнения, что с уничтожения НТВ началось уничтожение тележурналистики. Общество допустило уничтожение НТВ, предало телевидение. Теперь НТВ – трибуна для Макашевых. Сегодняшний его зритель голосует за антисемитские высказывания. Четыре года назад это не было бы возможно. Наивно думать, что президент не знает о происходящем. В условиях несвободы ничего созидательного родиться не может. Есть рабы, готовые выполнять приказания и получать за это гонорар. Но ничего общего с подлинной журналистикой это не имеет. Очень изменилось и телевиденье, и телезритель. Это очень грустно. Напрасным оказывается стремление донести до него правду. Высокий рейтинг получают «ужасающие передачи». Возникает ряд вопросон, на которые не дают ответа. Почему расстреляли всех террористов Норд Оста? Почему арестовали и осудили М.Трепашкина и его адвокатов? Сколько террористов было в Беслане? Почему начали штурм, с применением танков и огнеметов? Телевиденье перестали использовать для получения новостей. Смирились с отсутствием «прямого эфира». Познер (прямо не называется, но ясно, что речь идет о нем) привел в студию пятьдесят человек, хотевших высказаться о монетизации льгот, но никому, кроме членов правительства, слова не дал (Николаев не во всем точен, но, пожалуй, наиболее радикален; в основном, пафос его передачи верен — ПР). В.Шендерович. 1). Хотел «использовать шанс». Кроме того, была надежда добиться освобождения из тюрьмы Антона Титова (начальника финансового управления холдинга «Медиа-Мост“), ставшего заложником: от него требовали материал против Киселева и Гусинского. Надежда быстро пропала. 2) Можно назвать ряд имен из власти и журналистики, которые содействовали запрещению НТВ, поддерживали тех, кто уничтожал (от Добродеева и Путина до Савика (Шустера?) и Лёни (Парфенова»). Это – в частности. Главная же причина та, что общество не видит связи между свободой СМИ и своей собственной безопасностью, не понимает единства деградации СМИ с увеличением власти беспредела. Ужасно, что в Осетии 98%, проголосовав за Путина, поддержали политику, которая привела к Беслану, к расстрелу их собственных детей. В странах, где люди поняли эту связь, живут благополучнее, богаче, безопаснее и достойнее. 3). Шендерович обращается к Путину: За годы Вашего правления, Вы сделали столько плохого, что уход от власти представляет для Вас огромную опасность персональной ответственности. Понимание этого всё более сказываются в Вашей политике, когда личные проблемы становятся всё более проблемами России, а её будущее все более зависит от Ваших фобий. У меня никогда не было иллюзий относительно Вашей этики, а после встречи с вами их не осталось совсем. Поэтому сегодня обращаюсь к вашей прославленной прагматичности: положение Ваше тяжелое, но не безвыходное. Запас рейтинга и времени еще позволяют переквалифицировать Ваши деяния и ошибки, начать тяжелый, но спасительный для России путь восстановления демократических институтов, Вами уничтоженных. Если от обслуживания кастовых и личных интересов Вы перейдете к обязанностям реального гаранта Конституции и прав гражданских у Вас есть шанс вернуться к благополучной части жизни после окончании срока президентства, не опасаясь судьбы Милошевича, Хонникера, Пиночета, Чаушеско. Не упустите этой возможности. 4) Я повзрослел, укрепился в некотором историзме мышления. Понимаю, что вероятность проигрыша демократии выше вероятности ее победы. Так было всегда (Новиков, Чаадаев, Герцен, Сахаров). Вопрос не в том, чтобы выиграть (хочешь выиграть, иди к Путину, а потом к тем, кто его сожрет). Демократические ценности нужны миллионам, даже тем, кто на них чихает. Самым последним люмпенам полезны разделение властей, независимость СМИ. Просто это надо объяснять, «не отвлекаясь на отчаянье». Не утверждать, что после Путина начнется «манна небесная», «но на похоронах этого режима мы простудимся довольно скоро». Леонид (Парфенов?) Отказывается отвечать, сославшись на занятость.

 

 Через год,  15 апреля 06 г., своеобразный юбилей повторили: прошло пять лет со дня разгона прежней редакции НТВ. Радио «Свобода» посвятила этой дате специальную передачу, пригласив участвовать в ней бывших сотрудников НТВ, правозащитников, слушателей. Передача – еще одно свидетельство происходящей в России политики властей в сфере средств массовой информации. Выступление  Евг. Альбац, магистра Гарвардского университета, профессора Высшей школы экономики, журналиста, сотрудника «Новой газеты». По её словам, в последние годы власти «зачистили» все телеканалы. Даже те тележурналисты, которым удалось договориться с руководителями телевидения, постепенно исчезли с каналов. Альбац перечисляет имена исчезнувших: нет ни Саши Герасимова, ни Лени Парфенова, ни Тани Митковой, ни Савика Шустера. Потом сняли с поста главного редактора «Известий» Рафа Шафирова за публикацию в газете фотографий из Беслана. Говорят, что фотографии очень не понравились Путину, заявившего, что они – предательство.  «Известия» пытался продолжить Володя Бородин. Но и они исчезли. На место уволенных пришли Кох и Йордан, но и с ними расправились. Вся эта история – спецоперация по лекалам бывшего КГБ СССР, идеологической разведки. Так же когда-то  поступали с диссидентами, с их движением: находили слабых, оказывали на них давление, соблазняли льготами, осужденным сокращали сроки, те каялись, произносили какие-то слова, обличали Запад. Покаялись не все (Валерий Абрамкин). Они оставались в лагере, им добавляли сроки.

 

  По тем же рецептам поступили с НТВ. Нашли штрейкбрехеров, некоторых известных журналистов, либеральных политиков, поверивших в Путина, надеявшихся на его реформы. Использовалась и лексика Кремля: разгром НТВ называли спором хозяйственных объектов.. Нашлись и на Западе голоса, которые утром говорили о государственной расправе с телевиденьем, а через несколько дней повторяли слова о споре хозяйственных объектов. Всё было сделано квалифицированно и четко. Те, кого не выгнали, «сами заткнулись, забили себе кляп в горло». Говорит Митрохин (зам. Председателя движения «Яблоко»). О том, что он был свидетелем разгона НТВ. Вспоминает о том, как Кох уговаривал сотрудников, уверял, что все вернутся на  свои места, что сменится только собственник, а не направление. Но с самого начала было ясно, «что это замысел, исходящий с самой верхушки нашей власти, от президента. И в этих условиях противостоять этому произволу было совершенно невозможно». Альбац напоминает о митинге в защиту бывшего НТВ, назначенном на воскресенье, 16-го, на который приглашены и другие изгнанные: Светлана Сорокина, Сергей Доренко, Ольга Романова. Будут на митинге и Евг. Киселев, Викт. Шендерович, Раф Шакиров. Один из лозунгов – «Отнимите пульт у Путина»; мы «не хотим больше жить и думать по указке Кремля», который ныне решает, что показывать на каждом телеканале. Важно даже не то, что многие талантливые и честные журналисты лишились работы, а то, что у них не осталось права выбора. Викт. Шендерович: за последние пять лет стал ясен ответ на вопрос: почему закрыли НТВ? Сделанное за эти годы властью было бы невозможно при наличии федерального независимого телеканала. Самый яркий пример – освещение событий Беслана. Путин понимает, что возрождение чего-то  , похожего на НТВ, с обвальной скоростью усилит падение режима. В Праге миллионы чехов вышли на защиту независимого телеканала и премьер-министр вынужден был подать в отставку. «Поэтому чехи живут как чехи, а мы живем как мы». Слушательница (из Москвы): первый указ Путина – о неприкосновенности Ельцина и его семьи, второй – о доктрине информационной безопасности. Сперва было непонятно, что он значит. Теперь – всё ясно.. Валер. Яковлев (редактор бывших «Новых известий»). О продуманной властями программе, благодаря которой мы потеряли свободные выборы, гласность, независимую жизнь, «Приобрели тот самый хохочущий без конца, кривляющийся телевизионный ящик, который нормальный человек сегодня просто смотреть не может“». Слушатель: Мы Путину не присягали. Присягал он народу. И присягу нарушил. Поэтому предатель не Шакиров, поместивший фотографии о Беслане, а он, президент. И грустная концовка: «По-моему, наша изолгавшаяся власть, она позволяет себе врать именно потому, что наше население привыкло жить во лжи». Выступление об антисемитизме, о ксенофобии. Вторая даже сильнее первого. О том, что население старается обнаружить внешнего и внутреннего врага, чтобы найти причины своей плохой жизни. Кремль же содействует раскрутке подобных настроений.  Таким образом все выступающие говорят в одном тоне, очень грустном, отражающем усиление давления на средства массовой информации, особенно на телевиденье.

 

  Появляются все новые способы приведения их в нужное для властей состояние. Запретом нежелательного материала уже не ограничиваются. Журналистам просто диктуют о чем и как нужно писать. Об этом рассказывается в «Новой газете», в статье Н.Ростовой  «Пособие для бедных мыслью», где сообщается о своеобразной форме цензуры, о так называемых «темниках»  (сборниках рекомендуемых тем). Такие сборники в 25 – 30 стр., без выходных данных, указаний о тираже, цене распространяются для журналистов на первом канале. Даже не все сотрудники знают о них. Сборники состоят из перечисления событий и рекомендаций в каком направлении их излагать. Каждая тема снабжена интерпретацией ее, рекомендациями, даже указан номер телефона, по которому можно получать справки. Обычно сборник охватывает события за неделю. Ростова приводит один из них.

 

Той же теме посвящена статья М. Гельмана  «Цензуры нет, есть редакционная политика». По словам автора, цензура ныне осуществляется разными способами. Иногда это – прямые запреты. Но подобное встречается относительно редко. Обычно действуют при помощи «редакционной политики». Она осуществляется разными способами: увольнение сотрудников (примеры с Парфеновым, Пивоваровым). Неопытные руководители  применяют этот способ, вызывающий обычно скандал. Опытные делают то же самое, но незаметно, без скандала (так был уволен глава аналитической дирекции первого канала). Другой способ – вырезать из подготовленного материала неугодные куски. Третий – планерки  сотрудников, где руководители проводят инструктаж. Четвертый – «темники», о которых шла речь выше. Их дают обычно не журналистам, а руководителям каналов или отделов. Состоят они, как правило, из трех блоков: информативная часть, рекомендации и изложение позиции канала.

 

 Гельман говорит о деградации журналистики. Построение и в ней вертикали не предполагает творчества людей. Все оказываются исполнителями. Образуется нечто подобное  воинской структуре, где командует только один, находящийся на самом верху. Попытки властей и в культуре выстроить вертикаль. Дело не в технологии управления СМИ, а в политической ситуации. По мнению автора, СМИ не способны изменить ситуацию. Она может измениться лишь при изменении обстановки в стране. Автор надеется, что такое изменение произойдет месяцев за восемь до выборов. И сто дешевых каналов разного направления смогут изменить многое (откуда они возьмутся эти каналы? Как всегда, довольно верное описание настоящего и весьма утопические надежды на будущее — ПР).

 

О цензуре идет речь в статье Е.Рыковцевой «Редакторы снова взялись за монтажные ножницы». Автор напоминает о цензуре в советское время. Он останавливается и на временах Ельцина: власть не преследует СМИ за критику её, но и не обращает на такую критику никакого внимания. При Путине тоже не обращает внимания, но изменилось отношение к объектам критики. Возрождение на телевидении «советскости», прежнего подхода к изображаемому. Глава государственной и партийной власти – некая неприкасаемая «священная корова», которую нельзя критиковать. Остальные чиновники могут быть подвергнуты критике лишь с ее разрешения. Руководители телевидения, газет и журналов проходят в Кремле инструктажи, как при советской власти. Просто Сусловых сменили Сурковы. Как и прежде, телевиденье проводит кампании против «врагов народа», у которых нет права на ответ. Телевидение полностью зависит от власти. Чем шире охват канала, тем меньше ему разрешается. Газеты – свободнее. В них главный цензор – собственник. Многое определяется тем, насколько он зависит от Кремля. Здесь совершенно стирается грань между цензурой и самоцензурой. Свободнее те, где собственник в изгнании, где издание само кормит себя. Но и здесь могут позвонить, попросить смягчить акцент. Если редактор упорствует, на него есть способы нажима: отлучить от поездок с президентом, от встреч с крупными чиновниками. Если он сильно зарывается, можно надавить и сильнее.

 

  Готовятся разные меры против печати. Уже весной 05 г. министр культуры и СМИ Соколов говорил о том, что готовится новый закон о печати, что ремонт старого закона будет «не только косметическим» (конечно, не в сторону смягчения его -ПР). Сразу же Кремль опроверг это, заявив, что закон ни в каких изменениях не нуждается ( «Эхо Москвы», апрель 05).

 

     В апреле 06 г. состоялась пресс — конференция и презентация проекта союза журналистов России и центра экстремальной информации «политические партии и власть в мониторинге информационных выпусков российских телеканалов» тот же день материалы конференции опубликованы в интернетной программе NEWSru.com). Мониторинг начался 1-го марта и длился четыре недели. О результатах его сообщал на конференции глава союза журналистики России Игорь Яковенко. По его словам, мониторинг показал, что телевидение оценивает деятельность власти только положительно или нейтрально. Оппозиция же на телеэкране почти совсем отсутствует (лишь REN-TV позволяет себе говорить о ней без похвалы). СМИ в России перестали служить площадкой обмена мнениями, не дают возможности понять точку зрения оппозиции. По мнению Яковенко, настоящих журналистов в России не осталось, «они превратились в пропагандистов и агитаторов». «В СМИ России идет силовое давление извне и изнутри, которое стремится редактировать и подправлять информацию для создания положительного образа существующей власти и отрицательного образа оппозиционных полит организаций. Имеют место цензура, угрозы и предвзятые, дискриминационные препятствия при подаче информации во время избирательной кампании». В сообщении Яковенко дается довольно подробно обзор информации на каналах, принадлежащих государству, зависимых от него, контролируемых им. Сообщается и о газетах, журналах, об их издателях, о том, что относительно независимые СМИ тем или иным способом попадают под контроль властей ( «Комсомольская правда», «Коммерсант»): «Четыре недели мониторинга показали, что заметных отличий в подаче информации между разными СМИ нет: они активно и исключительно позитивно освещают деятельность Путина, правительства и правящей партии, которым посвящено около 90% главных новостей» (подчеркнуто в тексте – ПР). Так, на «Первом канале» властным структурам, Путину, «Единой России» посвящен 91% новостей, большей частью положительных (остальные – нейтральные). В то же время противники правительственных действий, демократы, коммунисты все вместе занимают 2% времени в эфире (большей частью негативная информация). Примерно то же происходит на каналах «Россия'», «ТВ-Ц», «НТВ». Исключения из этого правила встречаются редко и не в Москве. В регионах СМИ бывают иногда более свободными (там, где они финансируются частными лицами), а иногда еще более подчиненными, чем в столице (там, где финансируются местными властями и зависят от них). В Петербурге, например, два телеканала: «Пятый канал», финансируемый администрацией Петербурга (на нем всё, как обычно: официальная позитивная информация занимает 94% времени) и «Канал СТО», финансируемый частными лицами, дающий более объективную картину действительности. Оппозиции – демократической и коммунистов здесь отводится  целых16%. 33% посвящены местным делам, администрации Петербурга. Почти 40% материалов о Путине негативны. Негативны в основном и отзывы о деятельности государства.

 

Яковенко напоминает о том, что Вл. Лукин, уполномоченный по правам человека в России, на прошлой неделе отчитался в докладе о своей деятельности за год: по его словам в 2005 г. «ситуация со свободой печати в России продолжала оставаться неудовлетворительной»; Лукин подчеркнул, что основные СМИ, в первую очередь крупнейшие электронные, «весьма жестко контролируются государственными органами <..> информация в этих СМИ порой выборочна и далека от объективности».

 

На конференции шла речь о подчинении средств массовой информации экономическим структурам, тесно связанным с властью: слухи о возможной покупке Газпромом перед будущими выборами газет «Комсомольская правда» и «Коммерсант». Первая из них – одна из самых читаемых газет всероссийского охвата, в отличие от «Коммерсанта», ориентированного, в основном, на Москву. Тираж «Комсомольской правды» около 4 млн. экземпляров. Читают её около 10 млн. человек. Газета печатается в 70 городах. Газпром тесно связан с правительством, с Путиным. Он целиком поддерживает властные структуры, а они – его. В настоящее время Газпром – крупнейший монополист не только в области экономики, но и в сфере массовой информации. Ему принадлежат крупные телеканалы (НТВ, ТНТ, НТВ — Плюс), пять радиостанций, журналы «Итоги», «Караван истории», «Штаб-квартира», издательство и журнал «Семь дней», более 50% акций «Известий» и пр. Огромная сила воздействия, которую руководство Газпрома использует для поддержки Путина, «Единой России». Теперь же он может стать еще владельцем «Комсомольской правды» и «Коммерсанта».

 

Рассказывается о том, что в 05 г. шла «чистка независимых голосов на телевидении», что ныне «у прессы меньше свободы, чем в последние годы коммунистического режима». «В целом принятые меры ведут к беспрецедентной с момента падения коммунизма централизации власти». «Россия заняла пятое место в списке самых опасных для журналистов стран» (Филиппины, Ирак, Колумбия, Бангладеш, Россия). Убивают журналистов. Не на поле военных действий, а в отместку за подготовленные и печатаемые ими материалы. А 85% наемных убийц не понесли наказания. Всё это не частности, а продуманная правительственная политика, определяемая общими задачами построения вертикали.

 

 Останавливаясь на этой политике, мы затронем еще один вопрос. В апреле 06 г. в интернете на канале «Грани.ру.» в рубрике «Наша доска позора» опубликована статья Ник. Руденского «По службе и по душе». В ней идет речь о передачах Вл. Познера «Времена». Обычно Познер кончает свои передачи афористическим заявлением, подытоживающим предшествующий текст и отделенным от него рекламой. Здесь как бы выражается позиция самого Познера, наиболее важные для него мысли, в отличие от предыдущего, когда он дает слово приглашенным людям с различными точками зрения. Одну из передач Познер закончил упоминанием об американском фильме «Спокойной ночи и удачи», где речь идет об Э. Муроу – стойком и бесстрашном борце с маккартизмом. Познер дает понять, что фильм ему понравился и призывает слушателей задуматься, ради чего они живут: ради любимого дела, желания говорить истину или для карьеры, желания выдвинуться, заслужить благосклонность властей. Это заключение, вызывающее симпатию, высказано Познером после сервильной (по мнению автора), довольно официальной передачи. Журналистка Ирина Петровская тоже обвинила Познера в неискренности и призвала его поставить перед самим собой те вопросы, с которыми он обращается к слушателям. Познер ответил довольно резко. Он утверждал, что всегда искренний, говорит то, что думает, сам выбирает темы, приглашенных людей, что на него власти не оказывают никакого давления. В спор вмешался Евг. Киселев. Он отметил заслуги Познера, его позитивную роль на телевидении, но по сути поддержал точку зрения Петровской. Как пример, приводился один из выпусков передачи «Времена», на которую были приглашены Проханов, Крутов (инициатор письма 500 с требованием запрещения всех еврейских организаций), Жериновский (последний разглагольствовал о том, что родители убитой таджикской девочки якобы торговали наркотиками, что Америка планирует уничтожение русского народа и пр.). Познер, естественно, не одобрял подобных выступлений, не соглашался с ними. Резко осуждал их лишь один из участников передачи, Мих. Борщевский. Но трибуна Проханову, Крутову, Жериновскому была Познером предоставлена. Он дал им возможность в популярной передаче, которую смотрят миллионы зрителей, пропагандировать свои архиреакционные идеи. В то же время острые темы (Чечня, ЮКОС, Ходорковский) Познер старается не затрагивать. В узком кругу, в редакции передачи «Эхо Москвы», Познер признал упреки Киселева. Он рассказал о том, как руководство Первого канала перед выборами рекомендовало ему не касаться некоторых тем и он вынужден был выполнить эти рекомендации. Но эти признания – в узком кругу.

 

Мне думается, что упреки в адрес Познера справедливы. Он в целом старается «не переходить границ». Передачи его в значительной степени конформистские. Но я не думаю, что его следует помещать на «Нашу доску позора». Америка периода Маккарти, с которой сравнивают Познера его критики – ужасная страна. Выступать в ней против тлетворного поветрия господствующих антисоветских идей – незаурядная смелость. И всё же Америка, даже в то время, не Советский Союз и не современная Россия. Не совсем понятно, что лучше: не «переходить границ», но сохранять возможность говорить со зрителем, знакомить его пускай и не с полной правдой или вступить в конфронтацию с властями и сразу быть лишенным такой возможности. Что полезней? Я не знаю ответа на такой вопрос. Душой я против конформизма. Но разумом… Каждый должен его решать сам для себя.  

 

Не поручусь, что Познер сможет долго удержаться на такой промежуточной позиции. В какой-то момент приходится выбирать, как, например, Парфенову. Может быть, и сможет. Путин допускает в какой-то степени свободу слова, в определенных пределах. Ряд независимых газет, информационных вебсайтов продолжают существовать. Да и приводимая мною критика властей, Путина не свидетельствуют, что всё оппозиционное запрещено. Таким изданиям Кремль разрешает даже критику правительства, иногда довольно острую, считая её не опасной, не рассчитанной на массового потребителя, «прежде всего потому, что они не оказывают политического влияния в национальном масштабе, ориентируясь на ограниченный элитный круг городских образованных читателей». Путин даже поздравил Венедиктова с 50-летием, похвалил редактируемое им «Эхо Москвы».   Весной 07 г. Познера все же допекло. Он объявил, что прекращает «Времена», будет участвовать в качестве ведущего в спортивной программе «Король ринга» боксе), распрощался со зрителями. Как-то он собщал, что собирается вместе с братом открыть ресторан. Но вскоре Познер и «Времена» вновь появились на релеэкране. То ли Познера уговорили, пошли на некоторые уступки. То ли он сам одумался. То ли оказали давление. Во всяком случае благожелатели Познера вновь могут смотреть его «Времена» (PS. Недавнее путешествие Познера по Америке, благожелательные телеочерки о ней, по-моему, довольно успешная попытка уйти от острых тем и в то же время не вступить в конфликт с властями. Последние же его интервью на канале  «Эхо Москвы» не похожи на конформистские тенденции во  «Временах»: они более радикальны, последовательно критичны, демократичны, без оглядки на то, что можно и чего нельзя. То ли Познер сделал выбор в пользу оппозиции, то ли почуял, что ветер несколько переменился. То, что Познер и ранее понимал суть происходящего, хотя не всегда говорил до конца о своем понимании, у меня сомнений не вызывает -ПР. 25.06.08).

 

Попытки подчинить интернет. 23 января 06 г. объявлены правила оказания услуг по передаче данных. Дума приняла во втором чтении закон «Об информации и информационных технологиях и защите информации». Пока такие действия не особенно успешны, но ведь и интернет вряд ли пока особенно распространен в глубинке России и не может быть опасным. Подводя итоги, можно сказать, что цензура в России становится все более свирепой, но это не слишком беспокоит читателей, слушателей, зрителей. Следует добавить еще раз, что главным источникам информации стало телевиденье, целиком подчиненное государственному контролю.

 

   Остановимся на двух знаковых событиях второго срока правления Путина. Люди России о них знают, как и о многом другом, в официальном, мифологическом оформлении. Первое из них – Беслан, события в Чечне. Второе – отношения России с Украиной. Каждое из них связано с массой искаженной информации. Вокруг каждого создан своего рода миф. Сперва остановимся на Чечне и Беслане. Хотя после того как Путин стал президентом прошло много лет, тема Чечни продолжает оставаться актуальной. Давно никто не вспоминает об ориентации на короткую молниеносную войну. Русскому правительству удалось с большими потерями, массовым применением государственного террора, «зачистками», режима геноцида и пр. захватить ключевые центры, вытеснить боевиков из городов, крупных населенных пунктов. Неоднократно объявлялось об окончательной победе, завершении военных действий, окончании войны. Убиты руководитель сил сопротивления, президент республики Ичкерия Д.Дудаев, Ш. Басаев, многие другие полевые командиры. Тем не менее до нормализации обстановки в Чечне еще весьма далеко. Народ Чечни – жертва геноцида, – доведенный до отчаяния, в какой-то части прекративший военное сопротивление, поневоле примирившийся с навязанным порядком, не признает его нормальным, продолжает борьбу. Он отвечает терроризмом, беспощадным и жестоким, который нельзя оправдать, но который можно понять, на терроризм властей, российских и местных, марионеточных. Война продолжается (PS. Сведения несколько устаревшие, но и сейчас считать положение в Чечне нормальным, по-моему, нельзя — ПР.12.05.08).

 

  Остановлюсь лишь на некоторых случаях. Один из них отражен в статье Анны Политковской  «Признания бойца эскадрона смерти» ( «Новая газета», N 37, 27 мая 04 г.). В начале её сообщается об отправленном Генеральному прокурору письме, настолько невероятном, что его хотелось бы принять за фальшивку. Но ряд фактов, приведенных в нем, заставляют верить, что письмо подлинное. Оно подтверждает сведения о волне похищений людей в Чечне и Ингушетии. Автор его И.Н. Онищенко – сотрудник ФСБ по Ставропольскому краю (прослужил в ФСБ 12 лет) пишет письмо потому, что его «замучила совесть». Он рассказывает о страшном человеке, Корякове, начальнике ФСБ по Ингушетии. Тот всем говорит, что прислан работать лично Патрушевым и Путиным для наведения порядка. Коряков уничтожает людей только за то, что они ингуши или чеченцы. Он ненавидит их, так как у него была в прошлом какая-то обида. Заставляет систематически избивать всех задержанных. Под видом эвакуации людей из лагеря их сперва увозят за его пределы, а ночью тайком возвращают обратно и убивают. В начале 03 г. задерживали действительно причастных к каким-либо преступлениям, а осенью совсем озверели, стали хватать всех без разбора, из-за непонравившейся внешности. В Москве Коряков докладывал о том, как идет работа. Лично он с товарищем искалечил более 50 человек, закопал в землю 35. Недавно ему присвоили звание генерала, вот он и старается. Последняя операция была по похищению Рашида Оздоева, старшего помощника прокурора Ингушетии. Чем-то он не угодил Корякову и тот давно за ним охотился. Оздоева похитили 11-го марта. Его избивали, переломали все конечности, а потом Коряков приказал от него избавиться. Автор письма говорит о своей вине (потому и пишу, что боюсь Бога), о раскаянии. «Дома меня наградили за беспорочную службу». Публикатор письма, Анна Политковская, добавляет от себя: «Жить в стране с такой спецслужбой и продолжать делать вид, что все неплохо – преступно».

 

     В последнюю неделю августа 04 г., в связи с марионеточными выборами президента Чечни, ставленника Москвы А.Аслаханова, в прошлом министра ВД, силами чеченского сопротивления проведен ряд действий, в том числе террористических. 21-го августа на 3 часа они захватили и удерживали Грозный, 24-го произошел взрыв на автобусной остановке на Каширском шоссе. В тот же день, с интервалом в минуту, взорвано два самолета (погибло около 90 человек), 31-го смертница взорвала себя у остановки метро на Рижском вокзале (видимо, она хотела пройти в метро и там привести в действие взрывное устройство). Погибло около 10 человек, много раненных. Взрывы становятся почти чем-то  обычным. К ним привыкают. И многие из них совершают женщины-смертницы, вдовы, сестры погибших бойцов чеченского сопротивления. Одна из них – террористка З.Мужахаева. В последнюю минуту она ужаснулась предстоящему, гибели жертв и взрыв не произвела. Рассказала об этом подсаженной в камеру женщине-агенту.  За десять лет у. Мужахаевой погибло тридцать восемь близких родственников (из них восемь женщин). Ей 24 года. У неё трехлетний ребенок. Её бабушка – сестра Дудаева. Её осудили на двадцать лет. За несовершенный ею взрыв. Вероятно, после такого приговора она сожалела, что поддалась жалости к будущим жертвам. С ненавистью говорила о русских и обещала мстить им.

 

      А 1-го сентября 04 г. чеченские террористы захватили школу в Беслане (Северная Осетия). Они требовали, видимо, независимость Чечни. Русские СМИ сообщили вначале, что террористы захватили около 300 заложников, в основном детей, школьников. На самом деле их было в несколько раз больше. Террористы слушали радио, и уже эта ложь их возмутила. Русское правительство заявила в СМИ, что будет вести переговоры, что послала для этого советника президента. Это новая ложь. Никаких серьезных переговоров не велось, никого из влиятельных государственных деятелей, обладающих нужными полномочиями, выделено не было. 3-го был произведен штурм школы. По официальным сообщениям, террористы убиты, погибло несколько сот заложников, но остальные остались живы.

 

  Густая пелена лжи. Штурм был якобы вынужденным: произошли какие-то взрывы внутри здания, заложники начали разбегаться, террористы в них стрелять, тогда армия, чтобы спасти жизнь заложников, начала военные действия. Примерно такая же версия, как по поводу событий в Норд Осте. Атака началась как раз тогда, когда террористы разрешили войти в захваченную зону, чтобы забрать трупы убитых 13 часов). Штурм, по всей видимости, был подготовлен заранее и не был вынужденным. Стрельба из орудий (по школе, где были заложники!), использование танков и авиации, спецназа «Альфа» и «Вымпел». Сразу же заявили, что 10 из 20 убитых террористов – арабские наемники (интересно, как узнали? на лбу написано?). Приводили рассказ одной из уцелевших девочек о сорвавшейся бомбе, прикрепленной скотчем. Сообщение о 63 убитых заложниках, о раненных, находящихся в госпиталях (то ли 400 с лишним, то ли 600 человек). На 1-м телеканале сообщение: «силовая операция завершена». Понятно, что в первый момент не всё было известно. Обстановка сумятицы, неразберихи. Но понятно и другое: намеренная ориентация на лживую информацию, оправдывающую действия властей. Постепенно сведения начинают уточняться. 4-го появляются новые страшные цифры. Всего захвачен 1181 заложник. В результате штурма убито 323 (330) человека. 156 из них – дети. 69 человек находятся в больнице в тяжелом состоянии. Более 400 раненных, 260 (200) пропавших без вести. Дети, доставленные в Москву, в «стабильно тяжелом состоянии». Все террористы убиты. Понятно, что новые данные ближе к действительности, чем первые сообщения. Но насколько точны они – трудно сказать.

 

  Международное общественное мнение, официальные правительственные заявления выражают соболезнование правительству России, солидарность с ней. Об этом сообщают правительства США, Германии, Франции, других стран. Захват школы в Беслане рассматривается как акт международного терроризма, с которым все обязались вести общую непримиримую борьбу. Реакция русского общества – скорбь, негодование, единодушное осуждение терроризма и, в целом, оправдание действий властей. Лишь депутат Думы Влад. Рыжков в интервью радио «Свободa» заявил, что в трагедии виноват президент России и руководители силовых ведомств.

 

    3-го сентября обращение Путина к нации. Президент говорил о страшной трагедии, вынужденном применении оружия против детей, сложности положения, сложившегося после распада СССР; чтобы нормализовать обстановку потребуется еще много усилий и средств. По словам Путина, террористический акт в Беслане связан со трудной сложившейся ситуацией: одни хотят оторвать кусок пожирнее, другие им помогают, боясь, что пока еще Россия – угроза для них. Кто эти другие Путин не уточняет, но намек на Запад ощущается в его словах довольно отчетливо. Переадресовывает президент и цели террористов. По его словам, это вызов не президенту, парламенту, правительству, а народу, всей России. И у неё нет другого пути: нельзя позволить «растащить» Россию; если поддаться шантажу, впасть в панику, последует чреда кровавых конфликтов. Путин напоминает Карабах, Приднестровье, говорит, что Беслан – прямая акция международного терроризма против России, требующая мобилизации общества перед общей опасностью. О подготовке в ближайшее время комплекса мер, направленных на укрепление единства страны, но и о том, что такие меры будут приняты в полном соответствии с Конституцией. О том, что мы были и всегда будем том числе и в дни траура) сильны своей моралью и мужеством. На этом заканчивается обращение президента, в котором ни слова не говорится, что власти были готовы к переговорам, хотели их вести. Вообще о переговорах в обращении президента ничего не говорится. Весьма неглупое обращение, в котором ответственность за действия властей в Беслане возлагается на народ, вынужденный действовать таким образом: у него не было иного пути. Выражается и важная для властей идея: мы не допустим растаскивания страны и будем всеми силами пресекать малейшие проявления сепаратизма. Удивительно, до чего власти боятся распада страны при малейшем ослаблении силового давления, насколько они не верят в прочность единства, которое провозглашают – ПР

 

      Мы уже упоминали о сочувственной реакции Запада, первоначально решительно осудившего акцию террористов в Беслане. Но постепенно, по мере выяснения подробностей, оно меняется. Так газета «Нью Йорк Таймс», продолжая оправдывать действия российских властей, выражает сомнения в правдивости информации. Газета «Le Temps» пишет: «Владимир Путин все таки решился прибегнуть к своему обычному методу: он не стал разговаривать с террористами, он их уничтожил». И далее о том, что реакцией Москвы на чеченскую проблему  «было, в основном, силовое решение и непримиримость. У большинства населения России это завоевало политические симпатии». Газета отмечает, что дипломатические тонкости никогда не были сильной стороной Путина, «Но если сейчас он не откроет каналы для переговоров с чеченскими лидерами, не являющимися марионетками Кремля, всё может стать только хуже. И не для одной России». Французская газета «Le Mond» высказывает предположение, что окружающая школу толпа, возможно не жители Беслана, а переодетые спецназовцы, готовящиеся к штурму. Отмечается стрельба снарядами из танков по окнам школы, где террористы якобы выставили женщин.

 

  Надо отметить, что с самого начала трагедии Беслана российские власти, как и всегда в подобных случаях, всячески старались скрыть от СМИ истинное положение вещей. Журналисты не были допущены непосредственно на место происходящих событий, публиковали сообщения, полученные из официальных источников. «Местные власти постоянно давали репортерам неверную информацию». А центральной вообще не было. Оказавшиеся в Беслане журналисты «получали письменные инструкции не драматизировать ситуацию и пользоваться рекомендованной властями терминологией». И все же власти были недовольны. Отставлены недавно назначенные руководители преобразованного НТВ, показывавшие слишком откровенные, по мнению Кремля, картинки. Уволили главного редактора «Известий» Рафа Шакирова за публикацию в субботнем номере (4 сентября) фотографий из Беслана, что вызвало негодование самого' Путина, о чем мы уже упоминали. Писали «Известия» и о том, что число жертв в Беслане явно преуменьшено. Этого было достаточно для увольнения. Раф Шакиров – чуть ли не самый блестящий газетный лидер России. Он редактировал «Известия» с ноября 03 г., очень успешно. Его место занял Владимир Бородин, безуспешно пытавшийся сохранить направление «Известий». В защиту Шакирова выступил ряд видных журналистов: заместитель редактора  «Московских новостей» Людмила Тюлень (она выдвигала и более общие задачи: не надо требовать смягчать критическую информацию, такую, какую давал Шакиров, в частности в адрес властей), редактор «Огонька» Лошак, писавший о заслугах Шакирова, о тенденциях отхода от базовых принципов той страны, которую строили последние 10 лет. Но особенно отчетливо сказалось желание властей не допустить независимое, правдивое освещение событий, происходивших в Беслане, в истории с Андреем Бабицким и Анной Политковской

 

 И тот, и другая, видные журналисты,  пытались вылететь в район Беслана.. Первого задержали в аэропорте, обвинили в провозе взрывчатки (якобы собака указала). Устроили скандал. Его судили, обвинили в хулиганстве, в нецензурной брани, явно стремились помешать его вылету в Северную Осетию. И достигли своей цели. Политковская связалась по телефону с Закаевым, одним из руководителей Ичкерии, проживающим в Лондоне. Она предлагала Масхадову принять участие в переговорах, выехать в Беслан, обратиться к террористам с призывом о сдержанности. С подобными предложениями обратилась она и ко всем чеченским лидерам. Масхадов, по словам Закаева, согласился с её предложениями. Но российские власти не хотели никаких переговоров. Они неоднократно и до событий в Беслане отвергали предложения о переговорах. Вечером 1 сентября Политковская приехала на аэродром, пытаясь вылететь рейсом на Владикавказ. Она трижды регистрировалась на покупку билета, но так и не получила его. Редакция «Новой газеты», отправившая её в командировку, предложила лететь на Ростов, а оттуда добираться во Владикавказ на автомобиле. В самолете она ничего из предлагаемого не ела (понимала, что её могут задерживать любым способом, захватила с собой овсянку). Чувствовала себя во время полета прекрасно, выпила лишь в конце стакан чая. Через 10 минут потеряла сознание. Оказалась в коме, в почти безнадежном состоянии. Медики аэропорта Ростова с трудом вывели её из состояния комы. На частном самолете её доставили в Москву, в клинику. В дело вмешался Явлинский, другие влиятельные люди. Возможно, это сохранило ей жизнь. Непонятно, чем её отравили. Первые анализы, взятые в Ростовском аэропорту, таинственно исчезли. Отравление оказалось сильным (поражены почки, печень, эндокринная система).  Детективная история. Как будто из плохого романа. Многие скажут: такого не может быть. Но другие знают: и не такое бывает; хорошо еще, что осталась жива.

 

P.S. 7 октября 2006 года Анну Политковскую убили. В лифте, когда она возвращалась домой. Заранее выследили. Около 16 часов. Из пистолета Макарова. Её обнаружила в лифте соседка примерно через час. Убийца, по предположению,  молодой человек высокого роста. Даже без маски. Не удосужился разбить камеру видео слежения. Он отразился в камере. Один. А сколько человек готовили убийство? И кто его заказал? Напомним: убийство – высшая ступень цензуры. Сейчас все выражают возмущение. Генеральный прокурор Чайка взял расследование под свою ответственность. Вряд ли убийцу найдут. Во всяком случае живым. Журналистика стала в России одною из самых опасных профессий. Когда журналист отваживается быть честным, писать правду.

 

 Теперь Анну Политковскую называют журналистской номер один. Золотое перо России. Траурное перо. Скорбь и возмущение во всем мире. Горе друзей и коллег. А кто-то  втихомолку ликует. Наконец-то удалось. Как раз тогда, когда как будто не было конкретного повода. «По совокупности преступлений». А заказных убийств становится всё больше. В нынешнем году число их увеличилось согласно официальной статистике по сравнению с предыдущим на 37%. Был телевизионный сериал «Бандитский Петербург». Ныне можно говорить: «бандитская Россия». За происходящим, думается, во многих случаях стоят силовые ведомства. Нельзя, конечно, все валить на них.  Власти, вероятно, теперь иногда не в силах справиться с нарастающей волной преступности. А часто и не хотят справляться. Заняты другими делами. В случае же с убийством Политковской вряд ли речь идет о не санкционированном убийстве.

 

Убийство произошло в день рождения В.В. Путина. Президенту исполнилось 54 года. В средствах массовой информации устраивались опросы: какой бы подарок вы ему преподнесли? Хорошенький подарок! И еще одна дата: как раз в эти дни достиг тридцатилетия нынешний диктатор Чечни, её премьер Рамзан Кадыров. Теперь он по Конституции может стать президентом Чечни, той самой Чечни, о которой так много писала, столь переживала, хотела помочь Анна Политковская. И вспоминаются невольно слова Лермонтова: «Что ж? Веселитесь <…> убийца хладнокровно навел удар… спасенья нет». Еще одну в длинном ряду жертв, умную, красивую, смелую, талантливую, честную, бескомпромиссную подонкам удалось прикончить. Как же им не веселиться?!

 

Официальными кругами, различными средствами массовой информации высказывались различные возможные версии заказчиков убийства (как и по поводу более позднего убийства Литвиненко), вплоть до самых смехотворных (заказал Березовский, чтобы подумали, что виноват Путин). Президент сделал по поводу смерти Политковской безобразное заявление: ее убийство принесло больше вреда, чем ее журнальная деятельность. Среди версий есть одна, кажущаяся мне правдоподобной: трех убийц из одного отряда боевиков послал Кадыров. В Москве их встречал полковник ФСБ. Он показал им будущую жертву, место ее жительства. Те совершили убийство и вернулись в Чечню. Кадыров отправил их по домам, приказав по дороге убить. Назывались фамилии убийц и полковника. Приведенная версия, как и другие, бездоказательна. Но мне она кажется более правдоподобной, чем остальные, известные мне. 28.06.07.

 

           Вернемся к времени Беслана. Примерно то же, что и с Бабицким и Политковской, произошло с задержанными грузинскими журналистами (одну из них тоже пытались отравить). Журналисты были освобождены по просьбе президента Грузии, адресованной Путину. Задержали в Минеральных Водах и одного арабского журналиста (вез «предметы, запрещенные к перевозке», а какие не сказано). Один голландский дипломат заявил, что нужны разъяснения. На него «цыкнули». Но с подобными требованиями выступили и более влиятельные люди (французский премьер). Всё больше иностранных источников осуждают действия российских властей. Пишут о том, что «Россия пятится назад» ( «Нью Йорк Таймс»), что чеченскую проблему необходимо решать политическими средствами; сообщают о чудовищных жестокостях, совершаемых российской армией (там, где идет борьба с терроризмом собственных граждан, явно не всё в порядке с правами человека). За политическое решение проблемы высказываются видные государственные деятели Англии,  официальный представитель Госдепартамента США, многие другие. В Москве крайне раздражены подобными высказываниями. Министр иностранных дел Лавров заявляет об их «неуместности». Западные страны предоставляют право убежища чеченским государственным деятелям Англии министру культуры Закаеву, в США – министру иностранных дел Ильясу Ахмадову, во Франции представителю Масхадова Умар Хамбиеву, в Германии министру социальной защиты А.Бисултанову). Во второй половине сентября (21?) 04 г. Россия вновь потребовала. их выдачи. Она назначила за сведения о Масхадове и Басаеве по 10 млн. долларов. В ответ боевики предложили 20 млн. за Путина.

 

   Постепенно стали проясняться некоторые детали происшедшего в Беслане. На крышах соседних от школы домов нашли установки для запуска ракет, которыми обстреливали школу. На дне карьера щебеночного завода обнаружили свалку предметов, вывезенных после штурма из школы: какие-то обломки, вещи, детская одежда – попытки скрыть масштаб трагедии. Длительное следствие, ничего толком не выяснившее. Допрашивали Аушева, бывшего президента Ингушетии, пытавшегося стать посредником в переговоров, сумевшего вывести из школы группу заложников. Допрашивали чуть ли не как обвиняемого.

 

 В интервью иностранным корреспондентам Путин сообщил, что следствие будет закрытым, что и далее никаких переговоров с террористами не будет (по сути признался, что и в Беслане никаких переговоров вести не собирались -ПР). Начальник Генерального штаба Балуевский заявил, что Россия будет наносить превентивные удары, в том числе ядерные, по террористам в любой точке мира; формы и методы таких ударов в каждом отдельном случае будут зависеть от обстоятельств. По сути генерал грозил ядерной войной. Нашлись и военные, трезво мыслящие. Вице-президент Академии геополитических наук, генерал-полковник Леонид Ивашев в эфире назвал это заявление «очередным пустым блефом»: «Чтобы планировать удары, надо знать объект, то есть базу террористов, координаты, а мы уже 10 лет на своей территории не можем уточнить координаты местоположения штабов Басаева, Масхадова». По мнению Ивашева, необходимо подумать «о международных политических последствиях подобных заявлений. Вопросы, как планировать удары на чужой территории легче ставить, чем их наносить». Устаревшими самолетами и их ракетами с неподготовленными экипажами? По мнению Ивашева, страну следует защищать изнутри, на границах, «а не запугивать мир дальними ударами по чужим территориям», подражая в этом Америке. Многие поддержали позицию Ивашева, считая, что заявление Балуевского – попытка военных. и спецслужб оправдаться в совершенных промахах, «в нем больше шума, чем реалий». Другие сочли, что прав Балуевский. Председатель комитета Думы по обороне поддержал начальника Генерального штаба, счел его заявление правильным и серьезным: такие удары необходимы. В подобном духе высказался и венный министр Серг. Иванов, еще полтора года назад; теперь он снова повторил свои слова, не упоминая, правда, что удары могут быть ядерными. Разгорелась полемика. В ней принял участие и Ельцин. В интервью «Московским новостям» он говорил о правомерности мощных и жестоких ударов по террористам, но и выразил надежду, что они не повредят демократическим реформам. Многие сочли, что Ельцин делал упор на втором (демократических реформах), я же не уверен, что не на первом (мощных и жестоких ударах)-ПР. Пресс-конференция заместителя председателя думского комитета по СМИ А. Крутова, который заявил на ней о необходимости запретить журналистам давать репортаж с места террористических актов, разрешить им сообщать о происшедшем только тогда, когда всё закончится и власти осведомят, что произошло и как это освещать; иначе журналисты превращаются в рупор террористов, становятся их пресс-атташе. Выдвигались и другие проекты обузданий.

 

  Но были и другие выступления, противоположные приведенным выше. О них, как правило, на телевидении умалчивалось. Шахматный гроссмейстер Гарри Каспаров заявил, что после Беслана Путин должен бы уйти со своего поста: «в демократической стране заявление Путина о трагедии в Беслане стало бы речью об отставке»; но такого в России быть не может;   «в советском словаре нет понятия добровольной отставки». Журналист Анна Политковская предложила план по урегулированию обстановки в Чечне (из 15 пунктов), совершенно утопичный, но значимый как общественный отклик, попытка что-то  предпринять, осознать трагичность ситуации. Политковская приглашает обсудить её план, выдвигать другие планы.

 

  P.S. 28. 08. 06. 1 – 3 сентября – двухлетний юбилей событий в Беслане. На него подробно откликнулась «Новая газета». Большая подборка «Беслан. Экспертизы, схемы, доклады, показания очевидцев» (см. N 65. 28. 08.06). Газета опубликовала материалы Елены Милашиной «Есть люди, которым известно всё»: подробный хронометраж событий (28. 08), Анны Политковской «Терракт можно было предотвратить», Юрия Савельева «Огнеметы применялись, пока заложники были живы», выдержки из проекта доклада Парламентской комиссии под руководством А.П. Торшина по расследованию причин и обстоятельств совершенного терракта (доклад обещают опубликовать где-то  20 – 25 сентября), особое мнение члена Парламентской комиссии Ю.П. Савельева, краткие выводы «Новой газеты» по материалам расследования.

 

   Прежде всего о докладе парламентской комиссии, в котором одобрялись действия оперативного штаба. Как и обычно в таких случаях, комиссия оправдывала действия лиц, руководивших антитеррористической операцией, сотрудников ФСБ. Подводя итоги, авторы доклада делают вывод: «ОШ (оперативный штаб -ПР) действовал с соблюдением требований федеративного законодательства и ведомственных нормативных правовых актов <…> самоотверженные действия ЦСН ФСБ, других участников антитеррористической операции и местного населения позволили избежать более тяжких последствий терракта». В конце 06 г. Совет Федерации и Дума заслушали доклад Парламентской комиссии, одобрили его и сочли задачи комиссии исчерпанными. Решение принято наспех. Без особого обсуждения. В Думе доклад председателя комиссии А. Торшина рассматривался 22 декабря, а поступил туда накануне вечером. Большинство депутатов просто не успели его прочитать. Но нужно было покончить с давним больным вопросом, что и сделано.

 

  Увы! Все другие материалы свидетельствуют о совершенно обратном. За три часа до захвата заложников, рано утром, властям сообщили о готовящихся действиях. На сообщение никак не реагировали. Информация о количестве заложников все три дня сознательно преуменьшалась (называлась цифра 354). О подлинном количестве заложников власти прекрасно знали. Всей информацией о происходящем ведал представитель администрации Путина Д. Песков. Президент северной Осетии, Дзасохов, несколько раз разговаривал с Путиным. О чем они говорили – мало известно (что тоже характерно — ПР), но, видимо, Дзасохов докладывал Путину о всех деталях ситуации и, конечно, не мог не сказать о количестве заложников. Москва не собиралась вести серьезных переговоров, ориентируясь на силовое решение. Дзасохов пытался что-то  предпринять. Он хотел, взамен захваченных детей, предложить боевикам 800 чиновников администрации и депутатов. Ему запретили это делать и вообще вмешиваться в события, под угрозой ареста. Не разрешили приехать в Беслан и президенту Ингушетии Зязикову. Проигнорировали согласие Масхадова участвовать в переговорах, без всяких предварительных условий. Скрыли предложения боевиков вести переговоры, в частности записку на имя Путина.

 

 Штурм начался не случайно, от падения взрывного устройства боевиков. Вообще, ни одно из поставленных ими взрывных устройств не взорвалось. На чердаке, где видны следы взрыва, никаких взрывных устройств, видимо, не было. Не начали террористы и массового расстрела заложников. Видно, что два взрыва, которые начали штурм, направлены снаружи во внутрь здания. Вернее всего, применялись огнеметы и гранатометы. В штурме принимали участие танки и вертолеты. Всё это использовалось при живых заложниках. И именно от штурма большинство из них погибло, при первых двух взрывах. Начался пожар. Обвалилась кровля. Под обрушившейся кровлей погибли новые заложники. Спецназ получил приказ войти в школу лишь через два часа после взрывов. В то же время поступило распоряжение тушить пожар. Руководил операцией, видимо, М. Патрушев, глава ФСБ. Но инициатором была Москва. Задача уничтожения террористов была выполнена (да и то непонятно, все ли они были убиты: по некоторым сведениям их было 60-70 человек). В редакционных выводах говорится том, что упоминалось выше: об информации о терракте за три часа до начала его, которой не воспользовались; о конфликте среди местного начальства (штурмовать или вступать в переговоры); о предложении Дзасохова обменять 800 детей – заложников на чиновников и депутатов; о приказе ему не вмешиваться, под угрозой ареста; о том, что штурм начался не спонтанно, что осаждавшие стали стрелять из гранатометов и огнеметов по спортивному залу, где находилось большинство заложников; что выстрелы были многократными, стреляли и из танков и вертолетов и пр.

 

 Следует сказать и о том, что два из двадцати членов комиссии отказались подписать доклад. Один из них, Ю.П. Савельев. Летом 06 г. он высказался против публикации итогового доклада, предлагал включить в него сведения из проведенного им расследования (более 800 страниц материалов, сотни свидетельских показаний). При этом Савельев – единственный из членов комиссии, профессионально разбиравшийся в рассматриваемых вопросах взрывтехники. Он – доктор технических наук, профессор, бывший ректор петербургского Балтийского технического университета ( «Воентеха»), эксперт высшей категории. Савельев сразу обнаружил, что данные официальной экспертизы даже по размерам отверстий, характеру повреждений не соответствуют реальному положению вещей, которое свидетельствовало, что взрыв произошел не внутри школы, как утверждалось комиссией, а в результате обстрела из гранатометов, установленных на вертолете. Такое утверждение меняло всю картину штурма школы да и в целом осмысление происходившего в Беслане. Естественно, его соображений в доклад комиссии не включили. Торшин назвал их «не выдерживающими никакой критики»: любой эксперт может их опровергнуть. Савельева объявили клеветником, фальсификатором, чуть ли не врагом России. Всё осложнялось тем, что Савельев отнюдь не был человеком оппозиционных взглядов. Он входил в состав «Родины“, сочувствовал Милошевичу, сербскому диктатору (даже стипендию его имени установил), во время событий в Югославии, в знак протеста против действий США, уволил из института четырех американских профессоров, ратовал за развитие оборонно-технического комплекса России. Словом, для властей вроде бы был своим челвеком. Но оказался при этом честным и выступил против фальсификации.

 

     Более поздней попыткой напомнить о войне в Чечне является фильмы о ней. Об этих фильмах рассказывается в статье Илоны Виноградовой “''Забытая война'' снова в кадре», написанной специально для эстонской газеты «Вести недели» (N 13, 31 апреля- 6 марта, 06). В статье рассказывается о фестивале документальных и художественных фильмов на правозащитную тематику, проводимом в Голландии уже 11 раз организацией «Эмнистин интернейшэн». Из 35 картин, показанных на фестивале, 7 посвящены Чечне: «Чечня в кадре». И в прошлые годы на фестивале демонстрировались одна-две картины на чеченскую тему ( «Неверие» Андрея Некрасова, «Заложники Кавказа» белорусского правозащитника Юрия Хащаватского, «Последний поезд» Алексея Германа — младшего). На последнем фестивале чеченской теме посвящен целый цикл. Один из фильмов, «Россия/ Чечня: голоса диссидентов» поставлен на средства английской актрисы Ванессы Редгрейв (продюсер) и сделан её сыном Карло Неро (режиссер). Редгрейв – деятельный член  общества «Международная организация за мир и гражданские права в Чечне». В фильме приведены высказывания известных правозащитников Вл. Буковского, Елены Боннэр, Ахмеда Закаева и др. о войне в Чечне, о правах человека в России. Рассказывается о присоединении Чечни к царской России, о депортации по приказу Сталина чеченского народа, о взрывах домов в Москве в 99 г., о Норд Осте и др., приводится интервью с Масхадовым. Используется монтаж разных купленных пленок, который с возможной полнотой должен дать представление зрителям о всей сумме взаимоотношений Чечни и России. А выводы весьма неутешительные. По словам Буковского, которые приводятся в фильме, в России «всё возвращается на круги свои и новое поколение ничему не научилось на опыте своих родителей». А вот Запад изменился, и не в лучшую сторону: «Наша западная система демократии тоже в некоторой степени деградировала“; тридцать лет назад связь между обществом и властью была сильна, если общество требовало, власть подчинялась. А ныне каждая сторона сама по себе».           По-иному построен фильм швейцарца Эрика Бергкраута «Кока: голубка из Чечни». Главная героиня – реальный человек, Зайнал Гашаева, известная чеченская правозащитница, президент общественной организации «Эхо войны». С начала первой чеченской войны она фотографировала любительской камерой мирных чеченцев, оказавшихся в сфере военных действий, их страдания, исчезновение людей, издевательства русских солдат над чеченцами, а над солдатами офицеров. Ею засняты многие сотни кассет, хранящихся в Чечне и за границей. Цель – добиться трибунала по Чечне. Итоговое мнение: никто не возвращается с войны прежним, в том числе и русские солдаты; многие из них превращаются в «живые трупы». И вывод:  «Спасать надо не Чечню, спасать надо Россию».

 

  О том же сделан немецкий фильм «Белые вороны: чеченский кошмар» – история нескольких солдат, прошедших через чеченскую войну, вернувшихся домой и не сумевших найти место в нормальной жизни. Исковеркана судьба и их, и их родителей. Один из персонажей насилует девочку, попадает в тюрьму. Мать его умирает через десять дней после оглашения приговора. Исковеркана судьба и медсестры, приехавшей в Чечню по контракту. Война всех калечит, и насилуемых, и насильников.

 

    А в Чечне продолжается беспредел. По сути правителем ее стал сын убитого президента Рамзан Кадыров, глава местного клана и в то же время ставленник Путина и его сторонник. Он один из тех, кто считает, что Путин должен оставаться президентом России пожизненно. Капитан милиции. Без серьезного образования, знаний. Набрал отряд вооруженных головорезов и установил в Чечне диктатуру личного произвола, с ориентацией на Москву. Наглый и самоуверенный. Сперва он заявлял, что не хочет стать администратором, правителем, а хочет воевать интервью Политковской). Затем его намерения изменились, и в начале 06 г. он стал премьером. Он заявил, что через три месяца уйдет в отставку, если за это время в Чечне не произойдут коренные благотворные улучшения. Его прочат в президенты, хотя даже по возрасту, согласно Конституции, в настоящее время он не может быть избран на этот пост.

 

    Следствие о событиях в Беслане так и не прояснило реальных причин происшедшего. На одном (единственном) процессе очень много нераскрытого. Обещания Путиным открытого и исчерпывающего разбирательства так и остались обещаниями. Из руководящих военных структур никто не наказан, не привлечен к ответственности. Более того, многие военачальники получили награды, повышения по службе. Матери погибших тщетно требуют продолжения следствия, наказания виновных. Вновь как бы повторяется история с Норд Остом, только в более обширных масштабах. А народ верит, что Путин в происшедшем не виновен. В ответ на вопрос о причине Беслана, о виновниках 39% называют десять лет чеченской войны, 27% – международный терроризм, 12% – происки Запада. А Путина не называют. При этом. 60% находят, что нужно предотвратить жертвы, даже идя на уступки. Но большинство винит не Путина и силовые структуры, а жестокость террористов – 57%, неумелые действия спецслужб – 43%, стечение обстоятельств – 32%. О необходимости вести переговоры –12%, О виновности Путина, необходимости его отставки – 16%. О том, что власти –дерьмо – 13%. 40% – об ответственности силовых структур, 71% – за широкое открытое освещение событий (данные Левада центра).

 

 PS. Ныне Рамзан Кадыров – президент Чечни. В октябре 06 г. ему исполнилось тридцать лет. К этому времени он был исполняющим обязанности президента. Алиханов, по собственному желанию, уволен в отставку. Состоялись выборы, на которых, как и было ясно, победил Кадыров. 5 апреля 07 г. состоялось торжественное вступление его на пост президента. За короткое время в Конституции республики произошли изменения: президент в дальнейшем не выбирается, а назначается президентом России, срок президентства – пять лет, а не четыре года, исчез пункт о том, что президент может оставаться только на два срока. Так что Кадыров может оставаться бессрочным президентом. Начало многообещающее.

 

       С точки зрения существенного искажения информации, создания ложной картины действительности, своего рода мифа, следует рассматривать отражение в русских СМИ в последние годы отношений России и Украины. В конце 04- начале – 05 на Украине разворачивается напряженная борьба вокруг президентских выборов. Президент Кучма, исчерпав президентский срок, больше в них участвовать не мог. Перед первым туром стало очевидно, что основные претенденты – Янукович и Ющенко. Первый из них был в этот момент премьером, второй – бывший премьер. Янукович ориентировался на Россию и она его поддерживала. Путин специально приезжал на Украину, чтобы продемонстрировать солидарность с Януковичем. Он говорил, что Янукович его личный друг, что они вместе праздновали день рождения Путина. На Украину были направлены многие представители русских административных структур и средств массовой информации. В том числе лидер «Единой России», спикер Думы Грызлов (он числился наблюдателем, а на самом деле осуществлял давление на украинские властные инстанции, принимая активное участие в самых важных совещаниях). В числе отправленных на Украину оказался и мастер кремлевского пиара Глеб Павловский, по слухам имевший отношение и к другим темным делам кремлевских властей. Ющенко – сторонник более независимой политики, с ориентацией на Запад, на самостоятельность. К нему Москва относилась резко отрицательно.

 

    Чтобы склонить будущих избирателей на свою сторону русские власти предоставили Украине ряд  преимуществ. Путин объявил, что для ее жителей введен особый визовый режим (более льготный, чем даже для не столичных жителей России (возможность жить в Москве 3 месяца без регистрации). Подписаны были благоприятные для Украины экономические соглашения, в том числе о ценах на газ. Но все эти потенциальные угрозы, прямое давление, попытки подкупить льготами были слишком прямолинейны и грубы. Они скорее произвели противоположный эффект, чем тот, который предполагался русскими государственными деятелями.

 

    В первом туре выборов участвовало несколько кандидатов, но, кроме названных двух, они реальных шансов на победу не имели. Символом сторонников Ющенко стал оранжевый цвет, Януковича – голубой. Уже перед первым туром проявилась агрессивность сторонников Януковича. Они останавливали автобусы с оранжевым цветом, высаживали пассажиров, разъезжали по всей стране на специально предоставленных им поездах, демонстрируя свою силу и единство. Организаторы поили их водкой. Пьяные и наглые, они заранее торжествовали победу. Было более или менее ясно, что администрация на их стороне и что во время голосования в ход будет пущен «административный ресурс». Симпатии избирателей делились и по национально-территориальному признаку. За Януковича были Северо-Восточные районы, включавшие Донбасс, районы Харькова, Одессы, населенные в первую очередь русскими. Ющенко поддерживала Западная и Юго- Западная Украина, центр, население Киева. Примерно половина на половину. После первого тура, всяких махинаций с голосами, фальсификацией, давлением на избирателей, длительного подсчета избирательная комиссия объявила, что Ющенко на пол — процента опережает Януковича. Не исключено, что комиссия огласила такой результат для демонстрации своей объективности, понимая, что все решит второй тур. Наблюдатели Европейского Содружества с оговорками признали результаты первого тура, понимая, что Ющенко на самом деле впереди и поэтому поднимать шум не стоит. Американский президент Буш поздравил Кучму, с похвалой отмечая объективность результатов и выражая надежду, что и во втором туре выборы будут открытыми и честными. Разница между Ющенко и Януковичом должна была увеличиться в пользу Ющенко, так как кандидаты, потерпевшие поражение в первом туре, заявили, что именно ему они отдают голоса своих избирателей.

 

    Но устроители выборов думали по-другому. Основную ставку они делали на второй тур, надеясь именно на нем применить все средства искажения итогов голосования и взять реванш. Так вроде бы и получилось. Перед вторым туром голосования на Украину еще раз приезжал Путин, чтобы поддержать своего протеже. Все нужное, казалось, было сделано. Успех Януковича обеспечен. На этот раз комиссия очень быстро подсчитала бюллетени и объявила его победителем, с перевесом в 3% голосов. Это было явной фальсификацией огромных масштабов. По сведениям наблюдателей, по предварительным данным различных институтов, опросам на выходе из избирательных участков Ющенко опережал Януковича чуть ли не на 10% голосов. Но администрация сделала в пользу Януковича всё, что возможно, и даже более того: массовые махинации с открепительными талонами, перемещение с Востока на Запад и многоразовое голосование одних и тех же людей, снабженных множеством талонов для голосования, голосование на дому, отсутствие в списках. многих избирателей, живущих в западных районах, невиданно высокий процент голосующих в восточных районах (чуть ли не 99%, такого и при Сталине не было). Путин поздравил Януковича с победой еще до объявления итогов выборов (потом оправдывался, что поздравил по предварительным пресс-релизам, а они как раз сообщали, что побеждает Ющенко). Позднее еще раз поздравил, после подведения итогов. Поздравил и Грызлов.  Российская печать с торжеством сообщала о победе Януковича.

     Фальсификация была очевидной. Все иностранные наблюдатели, кроме российских, не признали выборы правомочными. Массы возмутились. На центральной площади (на майданi) возник палаточный городок. Непрекращающаяся демонстрация. Ющенко в Верховной Раде на старинной библии произнес присягу президента (тоже незаконно). Народ блокировал правительственные здания. Огромное количество демонстрантов прибыло из различных городов. Жители Киева кормили их. Возникло невиданное единство народа. В основном, сторонников Ющенко. Началось то, что потом назвали оранжевой революцией, революцией бескровной, но бескомпромиссной. Одной из организаторов её была Юлия Тимошенко. 26 ноября в Верховный суд поступила жалоба на решение избирательной комиссии, которая, несмотря на обвинения, продолжала утверждать, что победил Янукович. Два члена комиссии (женщины) в знак протеста против ее решения вышли из ее состава. Верховный суд объявил, что до разбора дела о фальсификации решения избирательной комиссии неправомочны. 27 ноября Верховна Рада подавляющим большинством (323 при необходимых 226) приняла решение, что выводы избирательной комиссии не соответствуют действительности и незаконны. Попытки переговоров между сторонами. И везде вмешивается Грызлов, пытаясь защищать Януковича. 28 ноября – может быть, самый напряженный момент: Кучма под Киевом собрал представителей силовых ведомств. Он, видимо, колеблется, но выступает с жесткой речью, направленной против оппозиции; говорит о незаконности решений Верховной Рады, о том, что в демократических государствах в таких случаях умеют применять жесткие меры. Его поддерживает Грызлов, хотя он ранее и говорил, что в подобных решениях участвовать не будет. Все же последнее слово оставалось за военными. Украина была на волоске от введения чрезвычайного положения, силового подавления митингов. Но взять на себя ответственность Кучма не решился. А силовые ведомства решили в события не вмешиваться, осудили всякое силовые действия против оппозиции. Военный министр, который до совещания допускал возможность введения чрезвычайного положения, после совещания заявил, что силовые структуры будут сохранять нейтралитет, не станут применять силу против народа.

 

 В Донецке между тем происходил Всеукраинский съезд областей востока и юга. На нем ставился вопрос о создании Южно-Украинской республики, об отделении от остальной Украины. В работе съезда, естественно, принимал участие Янукович. Он был за решительные действия, но все же говорил о необходимости удержаться от насилия. В работе съезда активно участвовал мэр Москвы Лужков, политолог Глеб Павловский. Могли бы удержаться от прямого вмешательства в действия сепаратистов. Не удержались. Некоторые области, поддерживающие съезд, прекратили платежи в центр. Ющенко обвинил их в попытке нарушить целостность государства, пригрозил уголовной ответственностью тем, кто прекратит платежи.

 

  28-го вечером оппозиция потребовала от Кучмы отставки правительства Януковича, который продолжал оставаться премьером. 29 поднят вопрос по поводу жалобы на решение Верховного суда о несостоятельности выборов (срок рассмотрения жалобы в течении семи дней, т.е. с 26-го). В какой-то момент 28-29 ноября Янукович и несколько губернаторов (Донецкой, Харьковской, других областей) потребовали введения «чрезвычайных мер», но Кучма их не поддержал. 30-го Верховна Рада отменила свое решение о незаконности голосования во втором туре (переметнулись коммунисты). Для решения вопроса создана согласительная комиссия, куда вошли Кучма, Грызлов, Ющенко, Янукович, представители ОБСЕ, президенты Польши и Литвы, Квасневский и Адамкус, выступающие в роли посредников. Надо отметить, что Квасневский сыграл значительную роль в развитии событий. Он старался держаться объективно, но его симпатии очевидно склонялись на сторону «оранжевых» и он много сделал, чтобы не дать их противникам навязать свою волю.

 

 Согласительная комиссия подтвердила решение о неприменении силы, пришла к выводу, что окончательное решение будет принято после постановления Верховного Суда (тяжелый вторник: спор людей с диаметрально противоположными интересами). Внезапная поездка Кучмы в Москву и его переговоры с Путиным. Сообщение о том, что он и Путин против нового голосования второго тура. Как компромисс они предлагали провести повторные выборы с самого начала (стремление затянуть дело). А 3-го декабря к вечеру Верховный cуд публикует довольно пространно мотивированное решение о фальсификации второго тура, незаконности его и необходимости провести повторное голосование второго тура 26-го декабря. Во время заседания Верховного суда сами члены избирательной комиссии говорили о массовых фальсификациях, о том, что в последний момент в избирательные урны вброшено более миллиона фальшивых бюллетеней. Один из судей показал 12 открепительных талонов, выписанных на одно имя. Кучма признал это решение, нехотя согласился с ним, но заявил, что до повторного голосования второго тура нужно утвердить изменения в Конституции, ограничивающие полномочия президента. До этого подобное решение приняла и делегация Европейского сообщества (11 человек). После споров изменение в Конституции принято. С ним согласился и Ющенко, хотя и неохотно, после попыток заблокировать изменения (его решительно осудил лидер социалистов Мороз). Изменение должно было вступить в действие весной 06 г., после избрания новой Верховной Рады.

 

   Избирательную комиссию обязали в короткий срок готовить новое голосование. Председатель ее сменился. Заменили и несколько членов, наиболее виновных в фальсификации. Основной состав остался прежним, но атмосфера стала другой. Победа партии Ющенко становилась все яснее. Но и сторонники Януковича надежд не теряли. Была совершена попытка переворота. 2 ноября по приказу полковника Попкова? подразделение спецназа с полным вооружением и боевым комплектом выступило на Киев. Приказ был незаконным, но до Кучмы, который мог его отменить, никак нельзя было дозвониться. Видимо, он предпочитал не отзываться на телефонные звонки. С большим трудом (по слухам), при помощи американских дипломатов, приказ был отменен и спецназ возвращен на место дислокации. Отправлена в Киев и большая группа донецких шахтеров. Голодные, промерзшие они прибыли в город. По призыву руководителей оранжевой революции их встретили дружелюбно, накормили, согрели в квартирах киевлян (ведь всё происходило в разгар зимы), и они отправились обратно, не оправдав возлагаемых на них сторонниками Януковича надежд. Надеялись и на то, что избирательные бюллетени не будут готовы к сроку, всячески затягивали начало их печатанья. Но всё успели сделать, и 26-го декабря, как и планировалось, произошли выборы. Большое количество представителей разных стран, международных организаций наблюдали за ними. Нарушения были, но не столь значительные. И большинство наблюдателей признали результаты выборов верными ( «особую позицию» заняли лишь представители России). Ющенко опередил Януковича на 7%?? (отрыв довольно значительный). Янукович оспорил решения по всем избирательным округам. Подано 97 томов документов. Собрано еще 200, которые комиссия отказалась рассматривать. Как в «Острове пингвинов» Анатоля Франса: чем больше томов доказательств, тем менее ясна вина. Затем пошли жалобы Януковича в Верховный суд. Тот отклонил их оптом. Заседания Верховного суда проходили с 17 по 20 января. В 2 часа 40 минут ночи, после четырех часов совещания, суд отклонил жалобы Януковича и дал разрешение официально печатать объявление о победе Ющенко. 20-го января оно появилось в правительственных газетах. Вероятно, затягивание признания победы Ющенко было связано и с тем, что по Конституции инавгурация избранного президента должна состоятся не позднее, чем через месяц после выборов (надежда еще на один повод оспорить их результат). Поездка Тимошенко в Донецк – вотчину Януковича – прошла успешно. Встреча Нового года (05 г.) на майдане, в присутствии Ющенко, президента Грузии М. Саакашвили, на всем протяжении «оранжевой революции» активно поддерживавшего «оранжевых». А в России продолжались выпады против Украины, насмешки над ней (новогодний концерт М.Галкина и др.). Но дело было сделано. Ющенко с семьей, семья грузинского президента уехали отдыхать в Закарпатье. Там подписано соглашение о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Грузией. Грызлов пригласил Литвина, спикера украинской Рады в Москву. Литвин там встретился с Путиным, сказавшим, что пора кончать риторику и приступать к деловым отношениям. Литвин поддержал эти слова.

 

 Существенную роль в событиях сыграли украинские журналисты. Сперва они придерживались официального направления Кучмы. Затем один, другой, все остальные перешли на сторону «оранжевых». Журналисты Харькова обратились к русским, к сотрудникам первого и второго телеканалов, с призывом прекратить совершенно ложные сообщения о событиях на Украине. Потом с протестом и отказом участвовать в лживых передачах выступили ведущие (более десяти) журналисты Украины. Число их стремительно росло. Второго декабря в четверг все центральные украинские каналы отказались от цензуры, от официального вранья. Их поддержали российские правозащитники: Войнович, Козырев, Немцов, Явлинский, Парфенов, Евг. Киселев. Они заявили о том, что выборы первоначально фальсифицированы в пользу Януковича, что верно решение Верховного суда, отвергнувшего фальсификацию.

 

    В какой-то момент Россия обратилась в Интерпол, возбудив дело о Тимошенко  (она якобы когда-то  давала взятки русскому приемщику военного оборудования; кстати, против самого приемщика дела не возбудили). Глеб Павловский, отвергая обвинения, что плохо работал на Украине, доказывал, что во время его пребывания там всё было хорошо (Януковича объявили победителем), а после его отъезда стало всё плохо. М.Леонтьев, один из самых официально-мракобесных журналистов России, солидаризуясь с позицией русских сепаратистов на Украине, писал, что раскол Украины на две части закономерен и не должен вызывать возражений. Но всё это означало: махать кулаками после драки.

 

   Возникли обвинения и с украинской стороны. Самое серьезное – попытка отравления Ющенко. То, что она была, доказано иностранными экспертами. Ее подтвердили врачи швейцарской клиники, в которой Ющенко лечился (отравление диоксином). Спасла Ющенко случайность (сильная рвота). О виновниках отравления дело замяли. Такое отравление могло быть при использовании яда, делаемого в немногих государствах, в том числе в России. Как-то связывали отравление с именем Павловского. Но прямых доказательств не было. Осложнять отношения с Россией, и без того сложные, было не разумно. Так и поступили. Ходили даже слухи о подмене Ющенко другим человеком.

 

     Всплыл на поверхность и вопрос об уголовном деле Януковича. Он когда-то  обвинялся в воровстве и разбое. Позднее судимость то ли была снята, то ли не была. Этот факт широко использовали в предвыборной пропаганде, но потом и о нем перестали упоминать. Премьером стала Тимошенко. Затем между ею и Ющенко начались разногласия. Он отправил ее в отставку. На ее место назначил Ехнаурова. Того тоже отправила в отставку Верховна Рада, как только с первого января  06 г. получила право это сделать. Ющенко оспорил это право, вернул Ехнаурова на место премьера. У каждого из основных политиков появилось окружение, не самого высшего качества. Разыгралась борьба самолюбий, амбиций, страстей, отнюдь не принципиальных, далеких от интересов народа. В итоге перед выборами в Верховну Раду о прошлом единстве речь не шла. На первое место по предварительным прогнозам вышла партия Регионов – сторонников Януковича. Они в Раде вряд ли получат большинство (не более 30 – 35 процентов). Не ясно, какой блок создадут остальные партии. Вместе они очевидно перевесят регионы, но будут ли они вместе? Вопрос очень серьезный. От решения его будет зависеть многое. На кого будет ориентироваться будущая власть: на Запад, как во время «оранжевой революции», или на Россию Путина, с её вертикалью?

 

 В конце 05 г. Россия еще раз продемонстрировала, что предшествующие события ее ничему не научили, что она вовсе не примирилась с происшедшими на Украине изменениями. В конце марта 06 года на Украине должны были состояться выборы в Верховну Раду – высший законодательный орган страны. Мы уже упоминали, что по соглашению, достигнутому с Ющенко ранее, ему предоставляется значительная власть, но после выборов в марте Рада, а не президент, решает ряд важных вопросов, в частности о назначении премьер министра. Последний наделяется значительными правами, в какой-то степени не меньшими, чем президент. Россия решила воспользоваться этим для нового давления на Украину. По соглашению 04 г., в числе ряда других договоренностей, в частности по военным проблемам, Россия обязалась поставлять газ Украине по цене 50 долларов за 1000 кубометров. Сроком на 5 лет (по одним данным до 09, по другим до 13 г.). И вот «Газпром» резко увеличил цены. Сперва в два-три раза (160 долларов за 1000 кубометров), затем почти в пять раз  (220 долларов). При этом «Газпром» заявлял, что это не предел, что цены могут стать значительно дороже, чуть ли ни до 500 – 800 долларов. И это в разгар холодной зимы. Президент России Путин, как часто в подобных случаях, заявил, что повышение цен дело не его, а «Газпрома»: «никакой политики нет, но торговля есть торговля». В то же время он предложил, якобы в качестве уступки, отложить повышение цен на три месяца, как раз до выборов на Украине. Путин прозрачно намекал, что от результата выборов зависят дальнейшие переговоры о ценах. Это был прямой шантаж, и Украина его отвергла.

 

    Много говорилось о проекте газопровода под водой Балтийского моря, с выходом в Германии, в обход Украины. Во главе компании по прокладке его согласился быть за огромные деньги бывший канцлер Германии Шредер. Один из помощников его назначен бывший агент «Штази», тайной полиции ГДР. Шредер вообще стал очень близок Путину и даже ездил на свидание с ним, затягивая переговоры о том, кто будет канцлером, он или победившая на выборах Меркель. На этой встрече, видимо, решался и вопрос об его роли в строительстве газопровода, о сумме вознаграждения и пр. Позднее выяснилось, что в последний месяц нахождения Шредера у власти германское правительство поручилось за огромную сумму миллиардного кредита, взятого у немецких банков компанией по строительству газопровода. Когда это стало известно, в Германии разразился громкий скандал. Началось следствие. Шредер заявил, что ничего не слышал о займе, что почти невероятно. Политический имидж Шредера, вероятно, невозвратно потерян. Но, видимо, он ушел из политики, за весьма солидное российское денежное вознаграждение. Он прочно связал свое будущее с строительством газопровода, решив наплевать на то, какой отклик это получит в Германии ( «забросил чепчик за плетень», — как в подобных случаях говорят французы). Шредера даже показывали по русскому телевиденью, на фоне первых блоков монтируемого подводного газопровода. Видимо, российские власти рассчитывали, что авторитет Шредера поможет сделать проект более весомым, даже осуществить его. Хотя проекты такого рода имеют нередко знаковую, а не реальную задачу. Что же касается огромной платы за услуги Шредера, заем, гарантируемый немецким правительством, уже сам по себе с лихвой окупал ее.

 

     Надо отметить, что строительство подводного газопровода, которое столь громко рекламировали, имеет скорее не реальное, а символическое значение. Его легче заявить, чем выполнить. Вспоминается столь же обильные заявления российской печати по поводу большого порта в Усть-Луге. Он должен по плану освободить Россию, зависящую от Прибалтики, при перевозке нефтепродуктов. Прошло много времени, об Усть-Луге как-то  замолчали. А поезда с нефтепродуктами как шли, так и идут через Тарту. Теперь, по слухам, русские предприниматели хотят купить эстонскую железную дорогу. Непонятно зачем, если в скором времени нефть пойдет через Усть-Лугу. Подводный газопровод мне почему-то напоминает  историю с портом в Усть-Луге. Прокладывать его сложно, дорого. Одна его ветвь больше вряд ли смогут провести в скором времени) вряд ли сможет удовлетворить потребность в перекачке газа (через Украину проходит пять ветвей). Осуществление проекта может стать экологически опасным. Об этом уже заявили ряд стран. Против строительства высказались страны Прибалтики, Польша, Румыния. Образовался союз государств, протестующих против подводного газопровода. В него входит и Грузия, Словения, Греция. Не ясно, как на выходе на газопровод будет реагировать Германия при новом канцлере, которому Шредер долго и некрасиво не хотел уступить своего места, хотя Меркель и победила на выборах, пусть с минимальным перевесом. Авторитет Шредера может быть сильно подорван и его поведением после выборов, и тесным контактом с российскими властями, согласием по сути дела стать их подчиненным. Думается, даже в его партии далеко не все одобрят это.

 

   Но вернемся к Украине. Ющенко по телефону пытался уговорить Путина. Безрезультатно. Премьер поехал в Москву. Бесполезно. Когда он заявил, что газ будут брать из ветвей газопровода, снабжающих Европу (три из пяти), его назвали вором. Устойчивой формулой стали слова: «Украина ворует газ». И еще: «Ющенко и его камарилья». В печати появились анекдоты весьма сомнительного свойства: Ющенко советовали есть больше гороха, чтоб был газ…

 

   С подобных позиций, с некоторыми оттенками, освещала события основная часть российских СМИ. И только «Новая газета» подвергла критике позицию России в «газовой войне». В газете указывалось, что вопрос о плате за газ связан с целым пакетом соглашений. Их безнаказанно нельзя нарушать. Здесь и плата за транзит газа, и обещания России не оказывать экономическое давление на Украину, вопросы о радарных установках, работающих на Россию, которые можно переориентировать, о баллистических ракетах, черноморских военно-морских базах и пр. «Новая газета» напоминала, что пакет соглашений подписан не только Россией и Украиной, но и гарантами: США, Китаем, Германией, Францией и Англией.

 

     Украина между тем пригрозила, что передаст радарные установки под контроль НАТО. Сразу же командующий ракетных войск России заявил, что радарные установки – это совсем другой вопрос, что здесь нужно сотрудничество и пр. Начала Украина и переговоры о закупке Туркменского газа. Ей его продавали по 45 долларов за 1000 кубометров, затем подняли цену до 60 долларов, хотя не совсем ясны были способы доставки газа на Украину.

 

   25 декабря, в последнее воскресенье 05г., передача В. Познера «Времена» была целиком посвящена газовой проблеме. Большинство участников горячо одобряли действия «Газпрома», чуть ли не с пеной на губах говорили, что цены давно следовало поднять, что Украина не заслужила дешевого газа, которым ее, в ущерб себе, так долго снабжала Россия: наконец-то политика с газом стала успешной. Всё это несколько напоминало шабаш ведьм. Слишком уж разыгрались эмоции и ощущалось ликование по поводу того, что недружественную Украину наконец накажут. Ориентация газовой проблемы на события выборов украинской Рады видна была совершенно отчетливо: посмотрим, что теперь наберет на выборах партия Ющенко, — заявляли участники передачи. Кстати, большинство выступавших высоко оценивало достижения России прошлого года (года начавшегося Бесланом, а кончившегося «газовой войной» – ПР.), говорило о том, что Россия никогда не переставала быть великой державой и пр. (лишь ведущий, Познер, выразил по этому поводу некоторые сомнения). Высказывали мнение, что повышение цен на газ – достойное завершение года, начало нового плодотворного этапа в экономической политике России.

 

     Перед самым Новым годом Россия объявила еще раз: если предложенная ею цена на газ не будет принята до последней минуты уходящего года, переговоров больше не будет; она со следующего дня прекращает подачу газа на Украину. При этом в российских СМИ, на телевиденье много рассказывалось о том, что она имеет все возможности и полное право перекрыть трубопроводы, подающие газ на Украину. Под знаком этой угрозы, по сути – ультиматума (срок его истекал в 24 часа 31 декабря).), прошел конец года: примет или не примет? В Новогоднем поздравлении президента России о газовой проблеме ничего не говорилось, как будто ее не существовало. Украина ультиматума не приняла. Начался новый год. Утром 1 января по телевиденью показали каких-то людей в спецодежде, закручивающих какие-то вентили. Затем они исчезли. А на следующий день появилось сообщение, что в ходе переговоров между Украиной и Россией достигнуто соглашение о том, что первая будет платить за газ не 220, а 95 долларов, а Россия будет получать, через посредников, каким-то образом 220 долларов. Соглашение было не слишком понятное, видимо в нем содержались и какие-то секретные договоренности, не ясно указывалось ли, на какой оно срок, ощущалась в нем попытка спекуляции (заставить Украину покупать у России газ, купленный ей у бывших советских среднеазиатских республик дешево, по более дорогой цене). Заметно было стремление России любой ценой сохранить престиж при провале ее попытки блокировать снабжение газом Украины. Да еще так быстро. На следующий день после всех угроз. Очередной провал. Подняты были цены и для Прибалтики (110 долларов), других стран, разных по-разному. И только для Белоруссии с другом Лукашенко во главе цены остались прежними (потом и они будут повышены). Это отчетливо продемонстрировало, что речь идет не об экономике (хотя попутно Россия была не прочь получить за газ более высокую цену), а совсем о других материях, о возможности политического нажима на непослушных, что было ясно с самого начала. Такой грубый нажим со стороны России, как и во время выборов украинского президента, мог вызвать противодействие, обратное желаемому.

 

          Да и план российских властей перекрытия газопровода оказался иллюзорным. 1-го января они приказали перекрыть две ветви из пяти, те, по которым газ поступал на Украину. Три остальных перекрыть было невозможно: по ним газ шел в Европу: русские власти надеялись, что Украина сделать это не посмеет, что при попытке такого перекрытия европейские страны, оставшись без газа, окажут на нее давление. План провалился. Он оказался задуманным без учета многих обстоятельств. Особенно важным русский газ был для северо-восточных областей Украины, и для населения, и для крупного промышленного комплекса, работающего на газе, как раз тех областей, где большей частью проживали сторонники Януковича. Бытовой газ для населения южных, центральных и западных областей поступал в первую очередь из Западной Украины (Дрогобыч). И из Румынии можно было прикупить, особенно по ценам, которые требовала Россия. Украина не перекрыла ветви, которые поставляли газ в Европу, но она заимствовала из них нужное ей количество газа. Россия возмущалась, но западные страны ее не поддержали. Они заявили, что Россия с Украиной сами должны разобраться между собой, за недоданный же газ они платить не собираются. Россия не могла и уменьшить добычу газа. Огромные емкости, нужные для его долговременного хранения, не были подготовлены, а заморозить скважины, прекратить добычу из них газа означало длительный выход их из строя (на размораживание требовалось не менее десяти месяцев). Даже Янукович вынужден был сказать, что Россия нанесла удар ниже пояса. Он, правда, вскоре добавил, что газовый конфликт провоцирует Украина, чтобы ввести чрезвычайное положение и отменить выборы, на которых победил бы он, Янукович. Вообще противник Ющенко на некоторое время вновь замелькал на экранах русских телевизоров. Положение для российских властей сложилось тупиковое. Надо было отступать, но и не потерять свой престиж, делать вид, что Россия добилась своего, готовить тайком новый реванш. В прежние времена следовало бы ввести танки для помощи братскому украинскому народу. Ныне это не годилось.

 

   Видные российские экономисты осудили эту авантюру. В отставку подал экономический советник Путина А. Илларионов (он также был представителем России в «восьмерке»). Позднее он выступил с подробным обоснованием своих действий. Власти потребовали от него публичной поддержки «газовой войны». Он отказался это сделать, считая ее преступной, вредной и для России, и для Украины. Илларионов говорил о пагубности политики диктатов, ультиматумов, не только для их жертв, но и для стран, которые к ним прибегают. Как пример он приводил фашистскую Германию, в какой -то степени сравнивая с ней позицию России в «газовой войне» с Украиной. По сути его поддержал, хотя и в менее радикальных тонах, ректор академии экономики, в прошлом министр экономики Ясин. Он несколько раз в своем выступлении на канале «Эхо Москвы» упоминал, что по ряду конкретных вопросов Илларионов прав. Отвечая на один из вопросов, Ясин отметил, что себестоимость газа весьма низкая, около 7 долларов за тысячу кубометров. Едкая статья социолога Пионтковского «Медведь на трубе» (труба, конечно, газовая, а медведь – символ путинской партии «Единая Россия»; возможно и аллюзия на сказку Щедрина «Медведь на воеводствe»: медведь тоже хотел что-то  масштабное учинить, а вместо этого лишь «чижика съел», потеряв всякий авторитет).

 

   Итак, затея с газовым ультиматумом провалилась. Россия кое-что выторговала, продавая Украине по спекулятивным ценам туркменский, казахский и иной газ. Сохранилась угроза каких-то неожиданных новых провокаций со стороны России. Соглашение с Россией не было достаточно надежным. В связи с подписанием его большинство в Верховной Раде, особенно бывший премьер Ю. Тимошенко, потребовали отставки премьера Ехнаурова. Пожалуй, самой существенной потерей России оказалась утрата доверия к ней, к её договоренностям, обязательствам. Не только Украина, но и многие европейские государства стали искать возможности избавиться от зависимости от России, и газовой, и всякой другой. Популярности и на Украине, и в мире «газовая война» России не прибавила. Никого она не напугала и еще раз продемонстрировала свою несостоятельность.

 

   26 марта 06 г. на Украине состоялись выборы в Верховну Раду (парламент) страны. Согласно принятой Конституции Украина из президентско-парламентской республики превращалась в парламентско-президентскую. Это означало уменьшение власти президента и увеличение власти парламента. В частности последний определял назначение премьера, с его весьма значительными функциями. Во всяком случае премьер становился фигурой не менее значимой, чем президент. Естественно,  такое уменьшение власти Ющенко, еще во время выбора президента, не нравилось. Он пытался сопротивляться, но от этого зависело его избрание, и он согласился. По новому положению парламент избирался на пять лет, вместо прежних четырех. Президент сохранил право роспуска парламента, но лишь в определенных случаях.

 

  Еще до начала выборов в Раду было ясно, что, как и при выборах президента, борьба развернется вокруг главной проблемы: ориентация на Россию, с подчинением Москве, Кремлю, но с получением дешевого газа, или на Запад, с перспективой во вхождение в европейское содружество, в НАТО, со значительно большей независимостью, с экономическими и политическими факторами. Но при выборах в Раду прибавилось и новое обстоятельство: раскол среди  «оранжевых», противоречия между Ющенко и Тимошенко. Трудно ныне разобраться, на чьей стороне было больше правды, какую роль играли личные амбиции. Во всяком случае в период своего президентства Ющенко успел назначить Тимошенко премьером, а затем снять ее с этого поста. Поэтому во время выборов боролись три, а не две определяющих силы и становились более или менее ясным, что победят те две, которые смогут объединиться.

 

     Так как ни одна партия не получила абсолютного большинства сразу возник вопрос о создании коалиции. Как будто договорились о создании «оранжевой коалиции» противников партии Януковича. Договор о создании её должны были подписать сразу же после окончания голосования. В таком случае премьером становилась Тимошенко. Блок, поддерживающий ее, БЮТ  (Блок Юлии Тимошенко) занимал бы первое место в коалиции Раде же — второе, после Регионов, партии Януковича). Но сразу же после объявления результатов выборов начались оттяжки, инициатором которых стала «Наша Украина», в первую очередь сам Ющенко. Заявили, что неэтично подписывать соглашение до окончательного подсчета голосов, хотя принципиально это дело не меняло. С подписанием и обнародованием соглашения явно тянули. Ющенко не хотел встречаться с Тимошенко, поручил вести переговоры Ехнаурову. Видимо, он хотел попробовать вариант, который давал возможность сохранить полноту власти для себя лично, для партии «Наша Украина», занявшей лишь третье место. Выдвинуто предложение о создание коалиции «народного единства», включавшей и партию регионов. В таком случае можно было бы маневрировать, противопоставляя регионы БЮТу, опираясь то на одних, то на других, выступая в роли арбитра. В таком случае на пост премьера выдвигался бы не Янукович и не Тимошенко, а тот же Ехнауров (якобы нейтральный вариант, на самом деле — креатура Ющенко). Еще в день выборов подобный вариант, вероятно, подразумевался Глебом Павловским. Он предрекал именно «Нашей Украине» ведущую роль в правительстве, не зависимо от результатов выборов. Такой вариант имел и некоторые положительные стороны: никто не в обиде, полное единство, сглаживаются противоречия, не будет безусловной ориентации на Россию, но и чрезмерного радикализма Тимошенко. И волки будут сыты, и овцы целы. И главное – решающей силой останется президент.

 

  Но в варианте имелось одно серьезное обстоятельство: БЮТ мог отказаться вступить в такую коалицию, уйти в оппозицию. Тогда дело коренным образом менялось. «Наша Украина» оказывалась союзницей Януковича. Она предавала интересы, за которые боролась «оранжевая революция». На пост премьера в таком случае вполне мог претендовать Янукович. Его партия имела бы значительное большинство в правительстве и определяла бы его политику. Блокируясь только с Януковичем (БЮТ и социалисты ушли бы в оппозицию) Ющенко терял не только свой авторитет, но и реальное значение (подавляющее число голосов было бы у регионов). Это ему вряд ли ему понравилось бы. Поэтому оставалась единственная возможность: уговаривать Тимошенко принять вариант «правительства единства», обещая за это всякие компенсации.

 

  Так оно и получилось. 10 апреля подведены окончательные итоги выборов в Верховну Раду. Всего в голосовании приняли участие 67.19% избирателей, довольно высокий процент. Первое место, со значительным отрывом от второго, заняли сторонники Януковича, русская партия (партия регионов.32.14%; 186 мандатов). На первый взгляд кажется, что это большой успех. Но он был ожидаем и не столь уж существенным. Напомним, что при вторичном голосовании второго тура на выборах президента, когда победил Ющенко, он оторвался от Януковича на семь процентов. На выборах в парламент сторонники Януковича набрали менее трети голосов. Не так уж много. Второе место занял блок Тимошенко – БЮТ  (22.29% ;129 мандатов). Третье – блок «Наша Украина» (13.95%; 81 мандат). Для президентского блока такой результат – серьезное поражение. Далее идут социалисты (лидер Мороз, активный деятель «оранжевой революции»; еще при выборах президента Мороз выступал против попыток Ющенко отказаться от согласованного ранее уменьшения прав президента; Социалисты получили 6. 29%.; 33 мандата) и коммунисты (3.66%; 21 мандат). Перечисленные партии преодолели 3% барьер и попали в Верховну Раду. На грани выхода оказались блок Витренко (прорусский; 2.93%) и блок Литвина (2.44%). Против всех голосовал 1.77%. Витренко утверждала, что в некоторых избирательных участках у нее «украли» голоса. Она подала протест в Конституционный суд. Тот начал расследование, запретив окончательное подведение итогов (они уже были объявлены).

 

  После окончания выборов началась сразу же борьба вокруг создания правительственной коалиции. Ющенко и особенно Ехнауров настаивали на создании широкой коалиции единства, со включением в нее блока регионов. БЮТ и социалисты возражали против этого. Сюда добавилось неожиданное обстоятельство. Входящие в Блок «Наша Украина» потребовали создания «оранжевой коалиции», выступили против включения Регионов в правительство. За такое решение проголосовал политсовет «Нашей Украины», состоящий из 168 человек. Их явно было большинство. Но меньшинство – «головка» блока – продолжала всячески затягивать решение о коалиции. Спор вызывал и вопрос о премьере. Ющенко не поддерживал кандидатуры Тимошенко. На место премьера претендовал Ехнауров. При «широкой коалиции» такие претензии были вполне реальными. Без нее – нет. От Тимошенко, в обмен за место премьера, потребовали заявления об отказе участвовать в 09 г. в выборах президента, а от Рады – изменения Конституции в пользу президента. В итоге переговоры о коалиции поручили трем блокам, занявшим второе-четвертое места, без включения регионов. Но окончательное оформление коалиции отложили на 30 дней, до открытия Верховной Рады (вновь оттяжка, инспирированная руководством «Нашей Украины»; о пользе её заявлял Ехнауров). Сторонники «оранжевой коалиции» решили ускорить дело и 13 апреля подписали меморандум об ее создании. Но этим дело не кончилось. Часть блока «Наша Украина», Ехнауров и Ющенко, потребовали изменить шестой пункт соглашения, дающий Тимошенко право стать премьером. Вновь заговорили о привлечении в коалицию блока регионов, Януковича. Ситуация стала напоминать балаган. Тимошенко объявила, что на всей своей одежде она напишет обещание, что не будет участвовать в президентских выборах 09 г. Но вопрос об изменении Конституции (самый важный вопрос) остался открытым

 

  В освещении украинских событий российские СМИ в какой-то мере извлекли опыт из предыдущего. Отклики их на выборы в Верховну Раду были более сдержанными. Но симпатии и антипатии остались прежними…

 

   На Украине же начался длительный период, связанный с борьбой вокруг правительственной коалиции. БЮТ и социалисты хотели подписать её   как можно скорее, даже перед выборами. Ющенко уверял, что это не этично до выяснения результатов выборов. Но вот выборы проведены, результаты их утверждены. Казалось можно образовывать «оранжевую коалицию». Но Ющенко всё тянул. Им и Ехнауровым, частью блока «Наша Украина» выдвигались всё новые условия. Ющенко не хотел выполнять те пункты Конституции, которые были приняты в 2004 году и ограничивали власть президента. Он тогда был вынужден их подписать, но к моменту выборов в Верховную Раду потребовал их пересмотра. Другим «камнем преткновения» оказался вопрос о назначении Тимошенко премьером. Она имела на это право. Её блок опередил все другие блоки «оранжевых». Блок Ющенко сильно отставал от БЮТ. Но Ющенко кандидатура Тимошенко очень не нравилась. Прежде всего, видимо, потому, что Тимошенко была фигурой независимой, не являлась ставленницей Ющенко. Хороша она была бы на посту премьера или нет – вопрос спорный. И, думается, не это в первую очередь определяло отношение к ней Ющенко. Кроме того Тимошенко была соперником, потенциальным претендентом на пост президента.

 

  Не желая брать на себя ответственность, Ющенко поручил вести все переговоры по созданию коалиции Ехнаурову, бывшему премьеру, продолжающему исполнять свои обязанности. Это было вдвойне непозволительно. Во-первых, президенту не следовало отстранятся от такого важного дела (он, по сути, и не устранялся, но действовал «за кулисами», что было непорядочно). Во-вторых, Ехнауров являлся лицом заинтересованным: его прочил Ющенко в премьеры и, таким образом, Ехнауров боролся за собственное место. Его план «широкой коалиции» открывал ему путь к этому месту.

 

 Препятствия все множились. За ними, как правило, стояли Ющенко и Ехнауров. Последний спор возник по поводу поста спикера Верховной Рады. Как будто, была договоренность, что им станет Мороз, лидер социалистов, но вдруг «Наша Украина» решительно заявила, что место спикера принадлежит ей, и никак иначе.

 

 И опять «вдруг» произошло неожиданное. 6 июля Регионы, социалисты и коммунисты объявили, что они объединились в новую коалицию, антикризисную, выдвигают на пост премьера Януковича, считают «оранжевую коалицию» развалившейся и приглашают присоединятся к ним всех желающих. Думается, совершенно очевидно, что основные виновники развала «оранжевой коалиции» – Ющенко и Ехнауров. Так это и оценивают многие украинские деятели, средства массовой информации. Но, вероятно, все главные действующие лица были хороши. Все движимы личными амбициями, а не интересами народа

 

   После образования новой коалиции Ющенко пытался продолжать и с нею прежнюю игру. Мороза без всяких сложностей избрали спикером парламента. Но с Януковичем дело оказалось сложнее. Ющенко все тянул. Видимо, все еще не отказавшись протолкнуть Ехнаурова на пост премьера. Он собирал «круглый стол». Длительные совещания продолжались по несколько часов. Казалось до последнего момента, что президент собирается распустить Верховну Раду и назначить новые выборы. Ющенко потребовал утвердить предложенный им Универсал, где гарантировалось сохранение ряда основополагающих положений, принятых при «оранжевой революции» (демократическое законодательство, ориентировка на Запад, на вступление в Европейский Союз, в НАТО, во Всемирную торговую организацию и пр.).

 

 

  2-го августа наступил последний срок возможного роспуска Верховной рады. Ющенко, казалось, склонялся к этому. Даже проект обращения президента к народу был вроде бы заготовлен. Но в последний момент, в ночь на 3-е, Ющенко, Янукович и Мороз, на совещании за закрытыми дверями, пришли к соглашению: роспуска Рады не будет; она подписывает Универсал небольшими изменениями, внесенными Регионами); Ющено предложит кандидатуру Януковича на утверждение Рады. 3 и 4 августа всё это было проделано. Янукович начал формировать правительство, коалиционное. Но большинство мест в нем получила партия Регионов. В квоту президента вошли три важных министерства: силовые (внутренних дел, обороны) и иностранных дел. Утвержден и Конституционный суд. Из 18 человек: 6 от президента, 6 от Верховной Рады, 6 от съезда судей. За Януковича многие не голосовали. От БЮТ голосовало только 6 человек, «перебежчиков» (из 129). От «Нашей Украины» 30 (из 81). «За» голосовали Регионы, социалисты и коммунисты Тимошенко назвала выборы Януковича предательством идей Майдана, «оранжевой революции». Такие же обвинения содержались во многих других заявлениях, особенно западных областей.

 

   Рада приняла решение запретить рассматривать вопрос о пересмотре Конститтуции, направленное против попыток укрепить авторитарную власть президента. Ведь именно Ющенко ратовал за такой пересмотр. Вскоре политики президентской команды заговорили, что такое решение незаконное, что оно противоречит Конституции. Но оно всё же было принято. Мало кто из депутатов Рады выступит за увеличение полномочий президента. Здесь будут единодушны и Регионы, и БЮТ, социалисты и коммунисты, и большинство партии «Наша Украина»

 

 Подводя итоги, можно сказать, что партия Регионов одержала победу. Но победу не слишком убедительную. Состав коалиции не очень устойчив. И вряд ли социалисты во всех вопросах будут поддерживать Януковича. Состав Верховной Рады остался тот же, что после выборов и Регионы не имели там большинства. Ющенко многое напортил, стремясь сохранить полноту власти в своих руках и «продавить» кандидатуру Ехнаурова в премьеры. Но все же он остался президентом, его прозападная ориентация вряд ли изменилась. Он, конечно, не стал единомышленником Януковича. Подписан всеми депутатами Рады Универсал – программа развития с довольно демократическими установками. Конечно, Универсал – бумажка, от которой можно в любой момент отказаться. Но при соответствующей расстановке сил, контроле это сделать, возможно, не так легко.

 

     Главное же – народ. Руководители испытания на принципиальность, верность идеалам явно не выдержали. Своекорыстные, личные, амбициозные, карьерные интересы у них одержали верх. Но для народа, будем надеяться, уроки Майдана не пропали даром. Да и последние события их кое-чему научили. В пользу таких надежд говорят многие отклики на происходящее, появляющиеся в украинской печати. Да и сами средства массовой информации, судя по всему, пока не изменились. Достаточно вспомнить 948 подписей журналистов, выступивших против попытки группы Калашникова и других «регионалов» ограничить свободу слова. Протест журналистов даже Януковича вынудил всячески отмежевываться от Калашникова.

 

    Знаменательно и обращение «Украинского форума», в который входят многие видные ученые, деятели культуры, искусства. Они считают верным отказ Ющенко от роспуска Верховной Рады, и, видимо, правы в такой оценке. Проведение новых выборов стоило бы больших денег, потерянного времени и сил, но вряд ли изменило бы соотношение в составе Рады. В то же время форум, учитывая последние события, призывает власть к открытости во всех сферах ее деятельности, а общество к бдительности, к контролю над правящими структурами. Тогда, может быть, премьерство Януковича окажется не таким страшным. Тем более, что он, в связи с полученным опытом, тоже станет более осторожным.

 

  Конечно, возможен и другой вариант: кипящая вода в котле побулькает и успокоится. И всё пойдет по-старому. Но всё же хочется думать, что народ Украины, после уроков Майдана, перестал быть быдлом и пути назад для него нет.

 

  PS. К сожалению, радужные надежды не оправдались. Между Януковичем и Ющенко началось «перетягивание каната». Силы, стоящие за Януковичем, видимо, увеличились, Ющенко потерял почти всякий авторитет. В конечном итоге весной 07 г., в связи с угрозой окончательной потери власти, он сместил Януковича с его поста и распустил Верховну Раду, объявил досрочные выборы. Премьер и Рада сочли действия президента незаконными, отказались подчиняться им. Создалась ситуация двоевластия. Конституционный суд, хотя и не вынес окончательного решения, оказался скорее на стороне Януковича и Мороза. В какой-то момент Украина была на грани гражданской войны, Все же договорились о досрочных выборах, перенеся их на сентябрь нынешнего года (Ющенко хотел проводить их в более ранний срок ). Что то будет? 27.06.07.

 

 PPS. О досрочных выборах договорились, хотя регионы выторговали, что они будут проведены в конце октября. Все были уверены в своей победе. Регионалы утверждали, что по опросам более половины населения поддерживают Януковича. Их противники опровергали такие утверждения. А тем временем правительство продолжал возглавлять Янукович, никакого поворота к лучшему не совершив. 30 октября 07 г. досрочные выборы состоялись. Международные наблюдатели отметили, что особо крупных нарушений не было и призвали признать их результаты. Центральная избирательная комиссия, видимо, и на самом деле работала объективно, быстро подсчитывая голоса и сообщая промежуточные результаты подсчета. Фальсификации, судя по всему, допускали все стороны. В последние дни подсчета районы влияния регионов и социалистов всячески затягивали передачу в центральную комиссию итогов голосования. Видимо, в это время делались особенные усилия по фальсификации результатов голосования (социалистам не хватало сотых частей процента, чтобы набрать три процента, необходимых для прохода в Раду). Обнаружили случаи фальсификации в пользу регионалов одном случае незаконно проголосовали около 5 тыс. человек, в другом – угрожали члену участковой избирательной комиссии, заявившему о фальсификации). Но, вероятно, окончательных результатов это не изменило. Результат выборов (партии, завоевавшие первые три места, особенно важные для создания коалиции) оказался таким же, как и ожидался, каким он был на выборах 06 года. Первое место заняли регионы; они набрали 34.37% (вместо 32.14% на прошлых выборах). Но мест в Раде это дает 175 (вместо прежних 186). Серьезно улучшились результаты блока БЮТ, сохранившего второе место: 30.71 (вместо 22.29% и 156 мест в Раде вместо 129). Третье место удержала «Наша Украина», объединившаяся с «Народной самообороной»:14.15% (вместо 13.95 и 72 места в Раде вместо 81). Успехом это никак нельзя считать. Скорее следует говорить о новом поражении. Немного улучшили свое положение коммунисты, переместившиеся с пятого места на четвертое: 5.39% (вместо 3.66% и 27 мест в Раде вместо 21). Социалисты, занимавшие ранее четвертое место, в Раду не попали, не набрав трех процентов. Зато попала партия Литвина, занявшая пятое место: 3.96% (20 мест в Раде). В понедельник 15 октября БЮТ и НУ-НС подали президенту соглашение о коалиции. 17-го опубликовано их соглашение «Украинский прорыв: для людей, а не для политиков», 105 страниц. В тот же день Высший административный суд Украины запретил печатать в официальных изданиях результаты выборов, так как были поданы заявления пяти партий том числе коммунистов и социалистов), призывающих признать выборы и подсчет голосов недействительными. 25 октября Высший административный суд, рассмотрев эти жалобы, отклонил их, а 27 результаты выборов опубликовали официальные издания «Голос Украины» и «Правительственный курьер». На этом избирательная кампания завершилась.

 

     Несколько слов о соглашении «Украинский прорыв…». Оно, как видно из количества страниц, весьма объемное и производит впечатление тщательно разработанного, серьезно подготовленного, охватывающего все аспекты жизни страны, экономический, политический, военный, культурный. Рассматриваются в нем и отношения с оппозицией, с другими странами. Трудно сказать, насколько оно является реальным планом, насколько выполнимо, какой процент популистской демагогии. Но вызывает симпатию ориентировка на демократическое развитие, на создание правового государствa, на сотрудничество с Европейским содружеством и НАТО. Предусматривается экономические и политические контакты с Россией, с другими государствами на основе равенства и независимости. Если окажется, что не всё, обещанное в соглашении, возможно будет выполнить в ближайшее время, но сохранятся ведущие его тенденции и положение украинского народа будет постепенно улучшаться, думается уже это оправдает приход к власти демократической (оранжевой) коалиции.

 

  Но этим дело не завешилось. Более двух месяцев продолжалась борьба. Партия регионов всячески саботировала работу Верховной рады. Депутаты этой партии отказывались регистрироваться, срывали заседания, доходили до рукоприкладства, в прямом смысле этого слова. Голоса разделились почти поровну, с перевесом в два-три голоса в пользу коалиции. Пришлось предоставить регионам ряд важных постов в новой администрации. Буквально с боями в самые последние дни 2007 года избран спикер Рады (Яценюк, от коалиции), затем, с переголосовыванием, премьером утверждена Тимошенко, принят временный вариант Государственного бюджета на 2008 год. Утомленные депутаты разъехались отдыхать. Работа должна начаться где-то  на грани первой и второй декады января. Трудности огромные. А тут еще саботаж. Будем все же надеяться на лучшее. Сегодня же проходят досрочные выборы президента Грузии. По официальным сведениям побеждает нынешний президент, Саакашвили…05.01.08


  Прошла половина второго срока президентства Путина. Никаких существенных улучшений в жизни народа за это время не произошло. Рейтинг Путина несколько снизился, но не сильно 80 до 66-72%). Ему продолжают доверять больше, чем кому-либо  другому (правда, после выборов в Белоруссии более 70% опрошенных в России ответили, что они скорее проголосовали бы за Лукашенко, чем за Путина). О причинах высокого рейтинга Путина мы упоминали выше. «Вертикаль власти», о которой Путин любит говорить, вроде бы установлена. Вся власть находится в одних руках, президентских. Всевластие президента, основы которого были заложены в 93 г. Ельциным и отражены в Конституции, при Путине продолжало закрепляться и близко к завершению. В зарубежных средствах массовой информации его все чаще называют царем, не вкладывая в это слово никакого сочувственного смысла. Вновь и вновь раздаются предложения об избрании его президентом на третий срок, а то и пожизненно. Путин несколько раз опровергал подобные инициативы, говорил, что не нарушит Конституции, не пойдет на выборы в третий раз. Но он многое опровергал, что потом совершилось. Знаменательно, что ему удавалось пресечь разговоры о том, что ему неприятно создать сферу запретных тем. Совершенно очевидно, что тема о продлении полномочий Путина в эту сферу не входит.

 

   Что же Путиным сделано за время второго срока президентства? Видный российский журналист Г. Сатаров в статье «Почему они ликвидируют демократию?» ( «Новая газета», номер 70, 05) писал о том, что в течение президентства Путина выполнен только один реальный проект – удушение молодой российской демократии, очередная победа бюрократии. Этот проект осуществляется весьма успешно. Сторонников его даже не столь уж много, но они последовательно и непрерывно наступают на демократические права. В то же время Сатаров верит, что победа власти над гражданским обществом бывает только временной.

 

Что же произошло? Монетаризация льгот, перевод их на денежную компенсацию, вызвавшая массовое недовольство. Эта компенсация, предложенная вместо льгот, не покрывала их реальной стоимости, ухудшала материальное положение значительной части людей. Многотысячные митинги, во многих городах, направленные против нового закона. В Петербурге демонстрация более десяти тысяч человек, протестующих против монетаризации. Путин прибыл в Петербург. По слухам, в боевую готовность была приведена дивизия спецназа им. Дзержинского. Но обошлось. Даже Герои Советского Союза выступили с протестом, объявляли голодовку. Власти пошли на некоторые уступки, скорее всего – пообещали их.

 

Еще большее недовольство вызывает закон о жилищно-квартирной реформе, который предполагает полную оплату жильцами всех расходов на жилье. Он пока не принят, но вопрос о нем стоит ныне на повестке дня. Закон должен касаться всех, и совершенно очевидно, что материальное положение населения он не улучшит.

 

 Происходит явное укрепление силовых структур, увеличение расходов на них.  Вопрос об отмене отсрочек призыва на военную службу. Сперва речь шла лишь об отмене некоторых категорий. Так, Дума одобрила поправки к закону, по которому мужья беременных жен на три года освобождались от военной службы. Согласно поправкам, для отсрочки необходимы какие-то особые условия (сколько-то месяцев беременности). В некоторых газетах делались попытки оправдать принимаемые властями меры, так как отсрочки широко употребляются для неправомерного освобождения от службы в армии. Весной 06 г. Дума приняла закон об отмене значительной части отсрочек призыва в армию. Отменили 9 из 25 причин отсрочек, более чем треть. Отмена якобы компенсируется тем, что сокращен срок пребывания в армии (вместо двух лет сперва полтора, а затем один год). Слабое утешение. Срок службы окончится все равно не скоро, а в армию станут брать со следующего призыва. Заявления высокопоставленных военных чинов, что «через армию» должны пройти все, что она – школа патриотического воспитания и пр. Не совсем понятно, как эта отмена отсрочек, ориентированная на длительный срок, не на год или два, согласуется с планами о переводе армии на контрактное комплектование. Видимо, от таких планов практически отказались, военную реформу решили свернуть.

 

 Ныне армия России – одна из наиболее больных проблем страны. Дедовщина, разложение, солдаты, доведенные до самоубийства, дезертирства, рукоприкладство сержантов и офицеров. Случай с военнослужащим Сычевым, ставшим калекой, лишь обнажил те порядки, которые существуют ныне в армии. А военный министр С.Иванов, освободившись быстро от первоначального шока, вызванного историей Сычева, заявил, что никакого избиения не было, а у Сычева просто оказалась какая-то редкая болезнь.

 

Военизация школы. Усиление военного психоза. В начале 05 г. проект государственного учреждения по контролю за воспитанием патриотизма. Введение в школах должности заместителя директора по антитеррористическому воспитанию учащихся. По сути – воссоздание института военруков, с повышением их статуса (заместитель директора). Усиление их роли в школах. Одновременно и способ контроля за всем обучением, и возможность пристроить отставных офицеров, армейских и служб безопасности.

 

 Несчастные случаи. Так в Ханты — Мансийском округе. погиб во время военизированного похода в противогазах на десять километров школьник Саша Бочаров. У него началась рвота и он задохнулся. Военком Владимир Завадский сопровождал школьников в автомобиле и подгонял их. Родители Саши подали на него в суд, а тот признал военкома невиновным. После такого решения Завадский грозил подать в суд на родителей и на газеты, распространявшие, по его словам, порочившие его сведения. Военные сборы старшеклассников Москвы и других городов: пятидневное пребывание на казарменном положении. Протесты солдатских матерей.

 

Увеличение расходов на армию. Военное руководство требует всё новых миллиардов на оборону. Такие требования удовлетворяются. Сообщения об успешных испытаниях сверх-сверх оружия, о новых ядерных ракетах, преодолевающих все-все линии обороны. Такого оружия, как утверждается в сообщениях, ни у кого в мире нет (напоминает заявления Ирана о сверхбыстрой торпеде и о каком-то небывалом военном судне). Подобные сообщения ориентированы и на восприятие Запада, и, вероятно, в первую очередь, на внутреннее употребление ( «зато мы делаем ракеты», «наша поступь тверда…»). Непонятно только, против кого собираются употреблять такое сверхоружие, стоящее огромных денег. Его не употребишь против террористов. Вряд ли НАТО намеривается нападать на Россию. Да и объявление войны против НАТО было бы безумием. Задача другая: чтобы боялись, считалисьуважали. От этого зависит международный авторитет. Авторитет следует зарабатывать другими способами. Уважать Россию, такую, как она сейчас есть, всё равно не будут (слишком много причин для потери уважения). Да и бояться сейчас меньше. А расходы оказываются слишком велики, непомерны. Есть, видимо, и еще один расчет: сильная армия – залог стабильности, невозможности всяких «оранжевых революций», которые, вопреки опасениям властей, видимо ныне России не угрожают. Да и в любых случаях ракеты для внутреннего употребления бесполезны.

 

  Отмена выборов губернаторов. В одном из выступлений в 02 г Путин опровергал слухи о возможности такой отмены, говорил, что она противоречила бы Конституции и ее никогда не будет. Когда отмену провели Госдепартамент США, рассматривая её как свертывание демократии, напомнил о прежнем выступлении Путина, вызвав недовольство министра иностранных дел России Лаврова.

 

 Отмена выборов судебных инстанций. Вернее, судьи продолжают избираться, но по предложению президента. Путин говорил и о необходимости усиления роли прокуратуры, т.е. об укреплении обвинительной части судебного процесса. Впрочем, суд и прокуратура и без внесения изменений в законодательство давно беспрекословно выполняет желания Путина, хотя тот любит заявлять, что в работу судебных инстанций он по Конституции не имеет права вмешиваться. О фактической отмене презумпции невиновности. Некоторые депутаты Думы, недовольные подобными изменениями, отправили письмо в Конституционный суд. Им ответили, что ответа не будет.

 

Всё усиливающийся произвол милиции. Взятки, злоупотребления, беззаконие.. События в Благовещенске (массовое избиение населения) и пр.

 

    Закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетах». В первоначальном варианте он создает впечатление, что целью его — защита демократических прав на свободу слова и мысли. В начале закона очень пространно излагаются именно такие права, незыблемые и поддерживаемые властью. Но затем раскрывается суть закона, существенно ограничивающего возможности публично выражать оппозиционные взгляды. Митинги, демонстрации, шествия, пикеты разрешается проводить только с позволения властей, уведомленных заранее (нарочито не уточняется, надо ли просто уведомлять власти или просить у них разрешения, имеется в виду именно второе). Необходимо сообщать о количестве участников митинга, длительности его, цели проведения и пр. Нужно ставить власти в известность об именах, ответственных за проведение. Власти будут назначать своих представителей, контролирующих проводимые мероприятия. Те имеют право вмешиваться, принимать меры, вплоть до прекращения митингов, роспуска их, разгона при помощи милиции. Митинги запрещается проводить около школ, больниц, административных, правительственных зданий, чтоб не мешать их работе, уличному движению, здоровью их участников. В утвержденные властями планы митингов не разрешается вносить никаких изменений без повторного согласия администрации: «организаторы не вправе проводить мероприятия, если с органами исполнительной власти или органами местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и времени проведения публичного мероприятия».

 

Проект вызвал недовольство значительной части депутатов Думы. Против него голосовали все, кроме членов партии «Единая Россия» которым примкнул независимый Невзоров). Но последние составляли большинство, и проект был принят в первом чтении. Затем он поступил в Совет Федерации. Недовольных успокаивали тем, что, дескать, при следующих чтениях в проект закона можно будет внести смягчающие поправки. Их внесли. Закон вновь обсуждался в Думе. Отменен был запрет на проведение митингов у зданий государственных учреждений (исключая резиденцию президента). Но и в более поздних вариантах весьма существенные ограничения свободы сохранились. Даже Путину это показалось чрезмерным, и он отправил закон на доработку. С демонстрациями и митингами можно было справиться и без особого закона, не декларируя открыто способов контроля над ними. Кроме того митинги, как правило не слишком массовые, не слишком беспокоили власти, хотя и вызывал раздражение.

 

   Закон о въезде иностранцев в Россию. Об ужесточении правил выдачи им виз. Закон обсуждался в Думе с начала 05 г. Он подготовлен Комитетом по конституционному законодательству и принят на пленарном заседании на весенней сессии 06 г. Закон дает возможность не выдавать виз (лишать их) тем, кто совершает «недружественные действия» в отношении России, наносящие «урон международному престижу страны», кто допустил «пренебрежительные высказывания» о ней, о государственных символах, органах власти, исторически сложившихся в России ценностей, духовных, культурных и общественных. Под такие формулировки можно подвести всё, что угодно, в первую очередь любые критические высказывания иностранных журналистов. Такое ужесточение визового режима, по словам Новодворской, – характерная особенность тоталитарных государств. ( «Эхо Москвы», 13. 1. 06, со ссылкой на  газету «Версия»).

 

 Закон о контроле над неправительственными организациями. Правительство берет под жесткий контроль все общественные организации, в первую очередь, естественно, оппозиционные, особенно получающие денежные средства из-за границы. Все они ставятся в ряд подозреваемых. А без таких средств невозможно существовать. Русские потенциальные спонсоры на примере Ходорковского убедились, чем оборачивается помощь оппозиции. В марте 06 г. арестованы фонды общества «Открытая Россия» (председатель Ходорковский). Оно было вынуждено свернуть свою деятельность, отказаться от ряда гуманитарных программ. В программе «Времена» (23.04.06) шла речь об обществе борьбы со СПИДом. Оно существует на гранты заграничных гуманитарных фондов. И некоторые выступавшие утверждали, что оно чуть ли не намеренно содействует распространению СПИДа в России. Познер и другие участники осуждали такие обвинения, говорили о связи их с определенными политическими тенденциями.       Шпиономания и ксенофобия. Избиения и убийства людей нерусской национальности стали регулярными. Убивают не только взрослых, но и детей. Нежелание признать, что такие убийства и избиения возникают на национальной почве. Убийство в Петербурге Н. Гиренко, крупного ученого, специалиста по национально-этническим проблемам, правозащитника. Резкое выступление по этому поводу режиссера А.Сокурова: он требует собрать Совет Безопасности при президенте, не допустить квалификации этого и подобных дел как   «обычного хулиганства». Случай в синагоге: фанатик набросился на людей с ножом, ранил нескольких человек. Его судили (чуть ли не единственный процесс такого рода). Суд вынес суровый приговор (13 лет), но отказался квалифицировать преступление по статье: возбуждение национальной розни. Все, что угодно, но не национальная вражда. Следует отметить, что антисемитизм, очень распространенный, в подобных ситуациях часто отходит на второй план. На первый выступает вражда к восточным людям, к жителям, среднеазиатских республик, Африки, Азии. Жертвами становятся многие иностранные студенты. В интернете обнаружили сайт, где подробно излагается тактика, способы нападения, убийства нацменов. При опросе на канале «Эхо Москвы» большинство заявило, что такой сайт в интересах властей. Я в этом не уверен. Власти всегда опасаются всякой самодеятельности, которая в данном случае весьма вероятна. Другое дело, что такая самодеятельность возникла в результате всей политики властей, начиная с войны в Чечне и кончая поощрением многих ксенофобских организаций.

 

 Всплеск шпиономании, насаждаемой властями. Сообщение о шпионах, передающих секретные сведения одному английскому дипломату при помощи какого-то необыкновенного камня, нашпигованного электроникой. Сообщение было настолько фантастическим, что в него мало кто поверил. Видимо, сверху поступила команда замять скандал, и о чудодейственном камне перестали упоминать.

 

 Возникает впечатление, что новый  «железный занавес» опускается над Россией.

 

     Но и симуляция демократии. Создание Общественной палаты, по сути дела формируемой президентом и властями, не имеющей решающего голоса, никакого влияния. Проект учреждения властями оппозиционной  партии в Думе.

 

   И всё же россияне доверяют Путину больше всех. Многочисленные опросы свидетельствуют об этом. Подобные оценки заставляют если не принять их, то задуматься о причинах, их вызывающих. Крайне распространенным является мнение о кризисе демократии в России, об окончании эпохи реформ (они по сути по-настоящему и не начинались — ПР). В этом плане характерно выступление Ходорковского. 29 марта 04 г. он, находясь в заключении, напечатал в газете «Ведомости» (отнюдь не либеральной) статью «Кризис либерализма в России». В ней представлены итоги его размышлений о действиях либералов за весь период «перестройки», об их и своих собственных ошибках. Речь идет в первую очередь об ошибках в области приватизации, которые привели к развалу экономики, к появлению олигархов, к полному разочарованию русского народа в демократизме. Результаты выборов в Думу, когда оппозиционные партии «Яблоко» и СПС не смогли набрать необходимые для прохождения 5%, а потом выборы президента, по мнению Ходорковского, свидетельствуют о народном разочаровании, о кризисе русского либерализма. Автор выдвигает своего рода программу действий, которые следует предпринять сторонникам демократии, либералам, чтобы восстановить свой авторитет в глазах народа. Это будет какое-то новое движение, так как прежние оказались несостоятельными, совершенно изжили себя. С точки зрения Ходорковского, для создания такого движения необходимы действия, которые он формулирует в 7 пунктах. Главное в них – ориентация на Россию, на ее потребности, а не на Европу, Америку, их основные ценности. О необходимости признания легитимности президента Путина, независимо от того, прав он или не прав: народ в настоящее время  за Путина, и выборы показали это. Путин, по Ходорковскому, отражает нынешние устремления народа и в настоящее время более либерален, чем 70% современного населения России.

 

Оживленные отклики на статью и в России, и за границей. Неоднозначное её осмысление. Статья давнего диссидента и политического эмигранта Н. Коржавина, по выводам во многом перекликающаяся с письмом Ходорковского: о том, что демократы, интеллигенция оторвались от проблем, существенно важных для народа, от его положения и нужд. Не думаю, что оценка Ходорковским Путина верна, да и высказана она давно, в начале второго срока его президентства. Не уверен, что рекомендации, сформулированные в статье, являются реальным путем выхода демократии из тупика. Но кризис демократии в России, необходимость задуматься над тем, как найти выход, по-моему, отражены Ходорковским верно. Надежды на Путина вряд ли правомерны. Но на нынешних демократов – тоже. Авторитет их не только не вырос, но и снизился в последнее время. Они даже объединиться не могут, хотя беспрерывно говорят о необходимости и важности объединения. Образовали Комитет 2008 (срок выбора президента) во главе с шахматным гроссмейстером Г. Каспаровым. Он прекрасно играет в шахматы, говорит много справедливого о российской политике, но трудно представить его (или кого-либо другого из его сподвижников) во главе жизнеспособного правительства практического действия. Даже объединившиеся демократы, если такое объединение произойдет, а выборы будут проводиться самым честным образом, в 2008 г. их не выиграют. Они и их идеи потеряли доверие и поддержку народа. Но ведь сами идеи ложным от этого не стали. Не случайно власти понимают значение их, пытаются использовать их в своих целях, в форме «адаптированной демократии», Общественной палаты, созданной по инициативе Путина, мнимо оппозиционной партии и т.п. 

 

 И вновь характерная для России на протяжении веков ситуация: мы хорошо понимаем существенные недостатки современного положения, говорим и пишем о них, но вряд ли могли бы их успешно устранить. Вечный вопрос: ЧТО ДЕЛАТЬ? Вероятно, делать своё дело. Стараться делать его как можно честнее и лучше, не теша себя надеждами на близкие благотворные изменения, всякие «оранжевые революции» и тому подобное. Но не веря в тот благополучный миф о прекрасной жизни «в нашей юной прекрасной стране», который создает сейчас, как и создавало в советское время, большинство средств официальной массовой информации, не следует отчаиваться. Бывают эпохи, когда «выхода нет» и надежды иллюзорны, не реальны, но само верное понимание картины происходящего немалого стоит. В таком понимании есть и надежда на будущее, пускай и не близкое.

 

 

PS. Я уже закончил изложение материала о втором сроке правления Путина и перенес его в интернет. Но тут, 10 мая 06 г., президент выступил с ежегодным посланием к Федеральному Собранию и народу. В этом году оно задержались, дважды откладывалось и ходили слухи, что Путин не доволен его содержанием и отправил его на доработку. 10 мая президент обнародовал его, выступление длилось один час с небольшим и многократно прерывалось аплодисментами. Сразу же после выступления ряд депутатов высказали свое восхищение (Жериновский даже заявил, что теперь он родит еще несколько детей). Российские СМИ также крайне одобрительно отозвались о речи Путина. Зарубежные средства массовой информации, представители общественности, государственные деятели о ней высказывались более противоречиво. Радио «Свобода» передало интервью с двумя депутатами Государственной Думы разной ориентации: Владимиром Рыжковым, одним из лидеров Республиканской партии и Владимиром Груздевым, представителем правительственной партии «Единая Россия» (ведущий Михаил Соколов). Их высказывания частично использованы в моих комментариях к посланию Путина – ПР.

 

 О чем же шла речь в выступлении президента? Условно его можно разделить на три части, примерно равной продолжительности по времени: 20 минут – демографические проблемы (стимулирование рождаемости), 20 минут – об армии, укрепление обороны страны, 20 минут – остальное (национальные проекты на будущее и пр.). Путин говорил не в том порядке, но я поместил его рассуждения, как мне представляется, по значимости акцентов, которые он делал.

 

Хотя прямо в начале выступления Путина об этом не шла речь, из его слов можно сделать вывод, что в 90-ые годы Россия оказалась в глубокой депрессии и начала выходить из неё с 2000 г. .е. с начала правления Путина -ПР).  Причины депрессии президент не затрагивал, но он довольно откровенно остановился на ряде серьезных недостатков. Уже в начале выступления он отметил недоверие народа к администрации и олигархам: «низкий уровень доверия граждан к отдельным институтам государственною власти и к крупному бизнесу», которые не оправдали надежд, возлагаемых на них в начале 90-х годов. Более того, по словам Путина, некоторые представители этих сообществ, нарушая нормы закона и нравственности, «перешли к беспрецедентному в истории нашей страны личному обогащению за счет граждан». В этом, по Путину, причина трудной жизни населения и его недоверия к властям. Президент здесь затрагивает вопрос о коррупции. Количество чиновников, по его словам, с каждым годом непрерывно растет (при обсуждении выступления Путина на радио «Свобода» указывалась цифра роста: на федеральном уровне 120-150 тыс. в последний год). Но, по утверждению Путина, правительство повело борьбу с подобными явлениями. Работая над великой общенациональной программой, которая должна дать первостепенные блага широким массам, «мы кое-кому наступили на больные мозоли», и будем так поступать в будущем (комментаторы отмечали, что здесь содержится намек на дело ЮКОСа, что наступили не на те мозоли; впрочем уже после выступления Путина было объявлено о смещении ряда высокопоставленных чиновников, в том числе из силовых структур, связанных с таможенным ведомством: президент демонстрировал, что он слов на ветер не бросает. Но коррупция всё равно растет. И каждый год в мировом рейтинге Россия перемещается вверх по ее уровню на 5 – 6 мест — ПР).

 

Путин осуждает тех, кто свое высокое положение и богатство строят за счет общего блага, говорит, что авторитет государства основывается не на вседозволенности и попустительстве, а в способности принимать справедливые законы и твердо добиваться их исполнения. Обосновав необходимость твердости и справедливости, Путин находит нужным ободрить чиновников и предпринимателей. Он отмечает важность поднятия престижа государственной службы, всяческой поддержки бизнеса, то, что, хотя коррупцию уничтожить не удалось, борьба с нею – одна из актуальнейших задач, и не на словах, а на деле.

 

О конкретных достижениях, достигнутых за прошедший год, в выступлении говорится мало оно ведь отчетное! — ПР). Не упоминается и о всяких неприятных для России явлениях (Беслан, события на Украине, в Грузии и пр.). В основном речь идет о планах на будущее: о необходимости высоких темпов экономического роста, о том, что страна справляется с задачей удвоения ВВП за 10 лет (президент, видимо, забыл, что весной 4 -го г. эту задачу предполагалось решить за три-четыре года; тогда это вызвало критику ряда экономистов; о том, что то время планировалась и задача значительного уменьшения количества людей, живущих ниже уровня прожиточного минимума, в докладе не упоминается — ПР). По Путину, для решения задачи удвоения ВВП достаточен его ежегодный прирост на 7%, как и происходит в настоящее время. Говорит президент и о том, что государственные инвестиции не единственное средство развития экономики, о необходимости определить приоритетные направления, и с ними связывать финансирования, о важности финансовой стабильности, о месте России в мировой экономике и пр. Признание, что Россия отстает от ведущих стран даже не на годы, а на десятилетия в научном и технологическом отношении, что в ней ниже в несколько раз эффективность использования энергоресурсов. Речь идет и о развитии транспорта и связи, о выборе приоритетов в космической области, о том, что Россия может стать лидером в нанотехнологии, о научных разработках, роли Академии Наук (звучит несколько странно, при планировании близкого сокращения штатов Академии Наук примерно на 20% — ПР), о содействии покупке за рубежом современного оборудования, современных технологий, о необходимости выхода российской продукции на мировой рынок, защите интеллектуальной собственности внутри страны и за границей, о присоединении к ВТО, на условиях, учитывающих интересы России. И о многом- многом другом. Слова, слова, слова… Те добрые намерения, которыми дорога в ад вымощена. В них немало верного, самокритичного, признающего отставание России, преимущество других стран. Команда президента хорошо потрудилась, составляя текст выступления. Но есть и спорное, вызывающее сомнения, не реальное. А главное – это только планы.

 

 Требование ускорить работу по конвертированности рубля, завершить её к 1 июля 06 г., т.е. через два месяца. Такие серьезные преобразования по «щучьему велению, по моему хотению» совершаются только в сказках. Можно представить радость продавцов, если с ними за всё, продаваемое за границу, в том числе за газ и нефтепродукты об этом идет речь в выступлении Путина) будут расплачиваться рублями, которые превратятся в «универсальное средство международных расчетов». Номинально, конечно, провести такую реформу можно Советском Союзе рубль считался формально дороже доллара, но реального положения это ни в коей степени не меняло). Не изменит и ныне.

 

Далее Путин переходит к главному, пожалуй, в его докладе, к социальным проблемам, решить которые, по его словам, позволит рост экономических возможностей страны. Речь идет о предполагаемом увеличении благосостояния населения, проекте «Доступное жилье» (рост кредита на жилье почти в три раза: 260 миллиардов руб.), о планах развития сельского хозяйства. Говорится и про образование, в том числе высшее, про здравоохранение, передачу полномочий регионам и пр.

 

Но самое главное, по словам Путина, – «Армия хорошо это знает» – (тут министр обороны С. Иванов приосанился; что ориентировано и на внешний эффект — ПР) – это любовь, женщины, дети. Высказав такую глубокую мысль, Путин от поэзии перешел к прозе. Он сообщил, что проблема демографии – самая острая проблема страны (население России ежегодно уменьшается на 700 тыс. человек), о проекте «Здоровье», о средствах ликвидации потерь населения (здесь президент мимоходом коснулся ввоза суррогатного алкоголя – выпад в адрес неназванных Грузии, Молдавии, Украины, поставляющих некачественные вина – ПР). Путин назвал три пути: первый – миграция, привлечение из-за рубежа «наших соотечественников», преимущественно людей образованных, хороших специалистов, законопослушных, относящихся с уважением к русской культуре, русским традициям (не каких-либо космополитов: об идеологическом критерии забывать нельзя -ПР). В Эстонии на этот призыв прореагировало около 40 человек, пожелавших узнать условия переселения (19 из них заявили о желании переселения). Я не уверен в верности приведенных цифр. Они названы на канале «Дельфи», но в том, что число желающих не велико, даже после апрельских событий, сомневаться не приходится. Второй путь – уменьшение смертности. Здесь Путин не многословен. Он не говорит, что по смертности Россия занимает одно из первых мест в мире, что мужчины просто не доживают до пенсии (средний возраст – 59 лет -ПР). Третий путь, по Путину, самый основной – повышение рождаемости. Рассказывая о нем, Путин становится особенно красноречив. Он повествует о ряде мер, которые будут приняты для повышения рождаемости. И цифры, цифры!

 

Увеличивается размер пособий матери ребенка до 1,5 лет 700 рублей до 1.5 тыс. на первого ребенка, и до 3-х тыс. при рождении второго. Пособие должно достигать на менее 40% от заработка матери). Об увеличении роли дошкольного воспитания, количества ясель, детских садов, о стимуляции воспитания сирот, взятых из детских домов в семьи (комментаторы утверждают, что цифра сирот, живущих в детских домах, достигает 200 000 человек, — ПР). Ссылки на Солженицына, на академика Лихачева, который говорил, что любовь к родному краю начинается с любви к семье и пр. И самым, пожалуй, впечатляющим в выступлении президента являются слова о создании основного материнского (накопительного) фонда, из которого женщина, родившая второго ребенка, будет получать безвозвратную сумму не менее 250 тыс. рублей, чтобы она, выбыв на долгое время с работы, ощущала себя независимой, могла истратить эти деньги на разные капитальные нужды (правда, эти суммы смогут быть использованы лишь через три года после рождения второго ребенка и механизм получения их пока не ясен — ПР). Эти механизмы, по словам Путина, должны быть введены в действие с1-го января 07 г. Тем не менее уже на следующий год на повышение рождаемости в бюджете будет запланировано 30-40 миллиардов рублей. Все эти планы, изложенные в выступлении президента, являются ключевым моментом доклада Путина и намного облегчат судьбу женщин, если будут осуществлены, и не только в столицах, в больших городах, но и в провинции, в деревне, если не являются они только популистскими обещаниями в преддверии выборов в Государственное Собрание и на пост Президента. Комментаторы считают, что такая задача, при огромных долларовых накоплениях от продажи нефтепродуктов, для России вполне реальна. Как она будет выполняться на самом деле, видно станет не скоро. Любопытно, что при статистическом опросе ( «Эхо Москвы») 80% высказали мнение, что сказанное Путиным о средствах для увеличение рождаемости не повлияет на ее рост.

 

Далее в выступлении кратко говорилось об увеличении пенсий (почти на 20% в следующем году), о социальных льготах и гарантиях для пенсионеров (P.S. Ныне середина и читатели сами могут судит, какие из обещаний Путина оказались реальными и сколько в них популистской демагогии -ПР. 27.06.08).

 

После этого Путин перешел ко второму ключевому моменту своего выступления (первый – повышение рождаемости -ПР), к вопросу обороноспособности страны. Выполнение всех предыдущих планов можно обеспечить, по Путину, только укрепляя армию, которая сможет достойно ответить на любую угрозу национальной безопасности. На этом президент останавливается подробно. Он говорит о множестве новых проблем (курсив мой -ПР), с которыми столкнулась страна. Они менее предсказуемы, чем прежние. В мире происходит, по словам президента, расширение «конфликтного пространства». Оно распространяется не только на страну, но и на зону «жизненно важных интересов России», что крайне опасно. Путин продолжает упоминать о террористической угрозе, которая остается весьма значительной. Особенно учитывая, что оружие массового поражения может попасть в руки террористов. Но упор всё же делается не на них. Путин указывает на проблему разоружения, которая, по его словам, остается весьма серьезной: «говорить о конце гонки вооружений преждевременно», «её маховик сегодня раскручивается», она «реально выходит на новый технологический уровень, угрожая появлением целого арсенала так называемых дестабилизирующих видов оружия». Напоминается об ядерной опасности, о том, что не все «смогли уйти от стереотипов блокового мышления». С учетом всего этого «военные и внешнеполитические доктрины России также должны дать ответ на самые актуальные вопросы». Т.е. по существу поставлен вопрос о смене прежних военных и внешнеполитических доктрин.

 

Президент говорит о необходимости, вместе с партнерами (не уточняется с какими, вряд ли речь идет о западных; неужели с Ираном, ХАМАСом, Сирией? -ПР), «эффективно бороться не только с террором, но и с распространением ядерного, химического, бактериологического оружия», «гасить современные локальные конфликты», «преодолевать другие новые вызовы». Надо иметь силы, способные противостоять глобальным и региональным угрозам, нескольким локальным конфликтам. Поэтому вопрос модернизации Российской Армии «является сейчас крайне важным, и он реально волнует российское общество». О том, что и ранее уделялось внимание проблемам национальной безопасности, но ныне необходимо более детально проанализировать перспективы развития Армии и Флота.

Далее следует анализ. Путин говорит о том, что в России расходы на армию в процентном отношении к ВВП примерно такие как в Англии и Франции (процент не называется -ПР), но в абсолютном значении они в два раза меньше (это ведь значит, если цифры верны, что ВВП в сравнительно небольших Англии и Франции в два раза больше, чем в огромной России, с её нефтью и газом! Об этом тоже умалчивается — ПР). А в Америке, по словам Путина, военный бюджет в 25 больше (здесь не говорится о проценте от ВВП. Какое-то странное жонглирование цифрами). Далее, имея в виду сказку о трех поросятах, Путин говорит, что Россия должна строить свой дом крепким и надежным: «Потому, что мы же видим, что в мире происходит». Президент не уточняет, что же происходит. Но напоминает «товарища Волка», который «кушает и никого не слушает. И слушать, судя по всему, не собирается» (имеется в виду та же сказка о трех поросятах и некоторые современные события). Прямая антиамериканская направленность здесь очевидна

 

Путин призывает не повторять ошибок Советского Союза, времен «холодной войны», ни в области политики, ни в оборонной стратегии. Не следует, по его мнению, вопросы военной стратегии решать в ущерб развитию экономики и социальной сферы: «Это тупиковый путь, ведущий к истощению ресурсов страны. Это тупиковый путь». Он не пригоден. Но всё же безопасность свою необходимо обеспечить. Об этом президент рассказывает подробнее. О том, что в 1996 – 2000 гг. проблемами обеспечения военной безопасности вообще пренебрегали (выпад в адрес Ельцина -ПР). Ныне же дело коренным образом изменилось. Меняется структура, переоснащение, идет модернизация. Происходят массовые закупки техники для министерства обороны. Строятся новые атомные подводные лодки, оснащенные ракетными комплексами «Булава». Уже пять полков вооружены шахтными ракетами «Тополь – М». Разрабатываются мобильные их варианты. Скоро один полк будет вооружен такими ракетами на передвигающихся платформах. Интенсивно проводится военная подготовка в армии, идут учения. Постоянно увеличиваются расходы на оборону. По словам Путина, к 2008-2009 гг. две трети армии будет состоять из высококвалифицированных специалистов, служащих в армии по контракту. Однако о проведении коренной военной реформы, о которой много говорилось прежде, о переводе армии на контрактную основу в обращении речь не идет. Видимо, установки и в этом вопросе изменились. Ни слова нет о дедовщине, об истязаниях, которым подвергаются в армии многие военнослужащие. Называется примерная величина армии (один миллион человек) и срок службы в ней призывников (один год). Комментаторы считают, что была бы достаточной армия из 600 – 700 тыс. (или 700 – 800 тыс.). Указывают они и на закрытость использования средств, выделенных на армию. Даже Государственное Собрание, в отличие от Конгресса США, их совсем не контролирует.

 

Попутно затрагивается президентом вопрос о значении воспитания молодого поколения. Школа должна воспитывать людей, здоровых телом и духом, патриотов. Слова Путина о том, что армия лучше всех знает, в чем главный вопрос: увеличение рождаемости – резерв для комплектации армии (больше детей – больше солдат ; не очень-то уместное признание–ПР). О коренных структурных реформах в армии Путин не говорит. Возникает впечатление (возможно, ложное), что разговор об армии внезапно оборван, что конец обращения вообще скомкан. Кратко упоминается роль ООН, необходимость ее усиления, проведения реформ (каких не указывается). Выражается уверенность, что поставленные задачи будут выполнены. Благодарность слушателям. Аплодисменты.

 

Часть выступления Путина, посвященная армии и отношениям с иностранными государствами вызывает особые опасения комментаторов, российских и зарубежных. Такие опасения связаны в частности с понятием «зона жизненно важных интересов России» – новинка в российском дипломатическом словаре последних лет. Такой зоной ведь можно объявить всё, что угодно. Непонятна и формулировка «несколько локальных конфликтов», которые Россия, «вместе с партнерами», собирается гасить. О чем идет речь? Об Украине? Грузии? Молдавии? О ком-либо еще? Ведь подобные угрозы только усиливают желание у ряда стран как можно скорее вступить в НАТО! И кто эти партнеры? Подобные высказывания  весьма обеспокоили многих комментаторов выступления Путина.

 

Они могут свидетельствовать о существенной переориентации России, о возможном повороте от контактов с ведущими западными государствами, наиболее экономически развитыми и демократическими, к сближению со странами авторитарными, экономически отсталыми, поддерживающими терроризм. Такой поворот мог бы стать катастрофой, и не только для России. Но есть надежда, что сказанное Путиным является словесной риторикой, определяемой различными причинами, в том числе предвыборными. И всё же к запаху нефти присоединился запах пороха.

 

PS. К сeредине 07 г. эти запахи усиливается. Обострение отношений с западными странами. Бряцание оружием. Заявление Путина в связи с планами укрепления ПРО западными странами о перенацеливании российских стратегических ракет. На Европу? На США? А на кого они нацелены сейчас?

 

   В то же время следует отметить некоторую относительную стабилизацию внутри России. Труба, нефтедоллары, другие источники дохода дали возможность расплатиться с иностранными долгами, несколько повысить зарплаты, пенсии, уровень жизни населения. Популистские жесты (баян, подаренный Путиным ветерану войны и т.п.). Встречи с населением. Популярность, особенно среди женщин. В русле целого комплекса мероприятий, иногда довольно успешных, имеющих целью, для решения современных задач властей, возродить многие советские ценность.Чуть ли не главным является стремление оживить миф об Отечественной войне. Это проявляется, в частности, и в праздновании 60-летия окончания войны – грандиозного представления, устроенного российским президентом.  Оно произошло 9 05. 05 года. Готовились к нему долго. Произносилось и печаталось множество прекрасных и возвышенных слов. На подготовку празднества затрачено масса денег. Пригласили глав многих государств для участия в юбилее, в первую очередь союзников по войне. Президент Эстонии отказался поехать в Москву на празднование дня Победы, считая, что для его страны этот день – дата не освобождения, а смены одного порабощения другим, советским. Его поступок послужил началом нового обострения между Россией и Эстонией. В армейскую форму военных лет были переодеты выступавшие артисты. Они пели военные песни, пританцовывая при этом и виляя задом. На грузовых машинах, тоже переодетые, проехали ветераны войны, затем их посадилл на почетные места, приготовленные на площади, рядом с Путином. В концертах выступали знаменитые артисты, в частности Дима Билан, пользовавшийся большой популярностью среди молодежи. Имитировались военные сценки (три танкиста). В общем бутафория, маскарад представлен был в полной мере. Москва превратилась в своего рода потемкинскую деревню. Происходящее напоминало скорее огромный гала-концерт Народ ликовал, свистел и вопил, скандировал слоганы: «Спа-си-бо! Рос-си-я!», «Рос-си-я! По-бе-да!». Флаги, эмблемы! Все это транслировалось в прямом эфире с Красной площади. «Увенчанные наградами, убеленные сединой старики-ветераны казались лишними на этом празднике <…> старики молчали» (Ирина Петровская. «Рос-си-я! По-бе-да». «Известия». 2005. Май?). Всё сделано для укрепления авторитета президента, советского мифа, который в преобразованном виде продолжает существовать, даже укрепляться.  Возможно, он сохранится на долгое время. Но, вероятно, не навсегда.

   PS. На данный момент Путин согласился возглавить список «Единой России» на выборах в Думу. И все растет волна требований переизбрания Путина на третий срок. А он отказывается. Кто окажется преемником и будет ли он — совершенно неясно. 15.11.07

 

02.12.07 состоялись выборы в Думу. Путин был первым и возглавлял список «Единой России» (обычную тройку не назначали). Он объявил, что согласен быть премьером. На пост президента Путиным рекомендован Д. А. Медведев, глава президентской администрации..
«Единая Россия» получила абсолютное большинство голосов, около 70%.. Больше, чем остальные партии, вместе взятые.

Еще один PS. Сейчас вроде бы многое прояснилось, но сказать, что все стало ясным никак нельзя. «Смутное время» продолжается. Путин возглавил фракцию «Единой России», однако, отказался стать членом партии. В последнее время перед выборами, в Думу и президента, власти совсем ошалели. Беспощадно разгонялись с применением силы всяческие демонстрации и собрания оппозиции. Перед президентскими выборами из списка кандидатов по разным поводам исключены все неугодные властям лица. «Единая Россия» отказалась участвовать в предвыборных дебатах. В то же время ей представлялось больше времени в СМИ, чем всем остальным партиям, вместе взятым. Агитаторы заранее задавали вопрос избирателям: за кого вы собираетесь голосовать?, недвусмысленно давая понять, что голосовать нужно за  «Единую Россию». По новому избирательному закону был исключен пункт: против всех. Любой процент избирателей, явившихся на выборы (менее 50%), являлся достаточным, чтобы считать их состоявшимися. Это же относилось к полученному большинству голосов. Жестко регламентировалось количество иностранных наблюдателей и сроки их пребывания в России (должны приехать перед самыми выборами, не могли контролровать ход предвыборной кампании). В результате европейские и американские наблюдатели отказались приехать на выборы. По-моему, опасения властей были чрезмерными, принятые предосторожности завышенными, нужды в них не было. Вероятно, число процентов избирателей, поданных за  «Единую Россию», избирательной комиссией преувеличено; применялось и всякого рода давление, использовался  «административный ресурс», фальсификация. Тем не менее нельзя не признать, что большинство и на самом деле голосовало за эту партию, т.е. за Путина. С большим отрывом от неё в Думу прошли партии Жириновского и Зюганова. Демократы (СПС и «Яблоко»), как и в прошлый раз, в Думу не попали. Вообще понятие демократия всё более заменяется словами порядок, стабильность, которые якобы важнее демократии.   Выборы президента состоялись 2 марта 08 г. Реальной альтернативы Медведеву не было. Все в какой-то степени оппозиционные имена устранены из списка кандидатов. Победитель был заранее известен. Путин согласился стать премьер-министром. Фактически он не теряет власти. И на эти выборы по тем же причинам  европейские страны и США отказались прислать своих наблюдателей. Вскоре объявлены результаты, сперва предварительные (4 марта), а затем, 7 марта, окончательные. Всего голосовало 69.78% избирателей. За Медведева-70.28%, за Зюганова-17.72%, за Жериновского- 9.34%, за Богданова — 1.29%. Центральный избирком подтвердил, что выборы прошли без нарушений, большинство протестов оказались необоснованными, несерьезными и надуманными. Да и вообще жалоб было очень мало. Активное участие молодых избирателей, более трети до 30 лет. На самом деле нарушений, видимо, было много. Не разрешали выносить бюллетени. Пробующих сделать это милиция избивала (руководитель Ленинградского «Яблока» был арестован за такую попытку). Нередко бюллетени выдавались без документов. В Ингушетии, где по официальным данным голосовало 92.3%, мониторингом установлено 3.5% реальных избирателей. Фальсификация явно была, но и на самом деле большинство голосовало за Медведева. Непонятно, зачем было огород городить, разгонять митинги, устранять всех оппозиционных кандидатов. Путин вначале заявлял, что функции президента и премьера пересматриваться не будут, а после выборов сказал, что до начала мая, до инавгурации он и Медведев согласуют разделение функций между ними. Говорилось, как о насущной задаче, о борьбе с коррупцией, но пока Россия вышла на второе место в мире (первое у Америки) по количеству миллиардеров (всего их оказалось 87, из них 32 появились в прошлом году). Продолжается зажим средств массовой информации, в Думу внесена поправка, еще более ограничивающая права печати. 22 апреля 08 г. освобожден от обязанностей председатель Союза журналистов Якименко, допускавший неофициальные высказывания, признававший незавидное положение печати в России. В тот же день на Красной площади состоялся митинг, посвященный годовщине рождения Ленина. Он транслировался в прямом эфире по телевиденью (свобода печати). Выступал Зюганов, критиковал современную вертикаль, но хвалил советское прошлое. Затем пожилая дама (пенсионерка Валентина Ярошенко), с энергичными жестами и воодушевлением, читала стихотворение, видимо собственное:

 

    Советский Союз не погиб,
    Напрасно враги все мечтают
    Время расплаты придет -
    Об этом все позже узнают.
    Историю мы не забудем. 
    Историю мы не сотрем,
    И Ленин всегда у нас будет,
    И Сталина мы вернем


        Ярошенко говорила, что регулярно приходит на дни памяти Ленина. А мне было  любопытно: кем она работала до выхода на пенсию? Вполне вероятно, что воодушевление ее было искреннее, а прошлое — самое достойное, заслуживающее уважение. В данном случае «свобода печати» работала в полную меру.

 

   7 -го мая состоялась инавгурация нового президента, 8-го мая, с подачи Медведева, Дума утвердила премьером Путина, а 9-го торжественно отмечался день Победы, с военным парадом, который не проводили последние 15 лет. Демонстрировалась всякая военная техника, авиация, ракеты — самые-самые. В интервью Ю. Латыниной утверждается, что техника была довольно старая, более двадцатилетней давности, а деньги на парад огромные потрачены (более 5 млрд. руб.). Единственной новинкой на параде, по словам Латыниной, оказалась военная форма, созданная модным модельером Юдашкиным. На заседании двух палат, при утверждении премьером, Путин выступил с планом Развития России до 2020 г. (не имеется ли в виду избрание его президентом в 2012, а затем два срока президентства? Как раз и получается 2020 г. — ПР). В выступлении содержатся обещания вывести Россию за 15 лет в число наиболее развитых стран, увеличить к 10-му году в два раза производимый ныне продукт, резко увеличить благосостояние жителей и т. д. Каждое обещание опровождается аплодисментами депутатов. Медведев и Путин везде подчеркивают свою близость, появляются вместе. Но функции премьера и президента, несмотря на предыдущие заявления Путина, уже начали меняться. Сперва объявили, что губернаторы будут подчиняться президенту и премьеру (ранее только президенту). Далее появилось сообщение, что губернаторы должны отправлять отчеты премьеру (ранее президенту). На вопрос, кто из них глава государства, ответить трудно. В данный момент — скорее Путин. Это понимают и за границей. 29-30 мая во Франции  его принимали как президента. Он и сам заявил, что главой страны является глава правящей партии (что-то  в этом роде; сейчас вобще к газетным сообщениям следует относится с особой осторожностью). Появились, вроде бы, какие-то благоприятные признаки. Первый указ, подписанный Медведевым, — о жилье для ветеранов войны (их до 1 мая 10 г. должны обеспечить квартирами). Во время инавгурации Медведев и Путин выступали с краткими речами, по смыслу почти одинаковыми. Медведев благодарил Путина, но в его речи был несколько другой акцент: на необходимость свободы личности, соблюдения законности, реформ в сфере юстиции. Не утверждена поправка, ухудшающая положение печати (мы упоминали о ней выше). Ходят какие-то неопределенные слухи об амнистии политическиx заключенныx, Ходорковского. Заговорили о пересмотре разного рода вызывающих сомнения решений взрывах домов, Беслане и Норд Осте и т.п.). Всэ это очень неопределенно. Вспоминается поговорка: на нового царя всегда надеются. Очень любопытна подборка, озаглавленная «Вопросы читателей „Московского комсомольца“ к президенту Путину в связи с окончанием его 8-летнего срока» Мне не известно: напечатана ли она в какой-либо газете России? Сперва задается 30 вопросов более общего плана, а затем 24 более конкретных, частных, касающихся, в основном, лично Путина и его приближенных. Вопросы являются как бы подведением итогом президентства Путина. Приведу содержание некоторых из них:

 


1/ Почему на восьмом году президенства население России продолжает сокращаться на 800 тыс, в год? 2/ Почему продолжительность жизни мужчин в России — 58 лет, самая низкая в Европе и одна из самых низких в мире? 3/ Почему олигарх Ходорковский сидит в тюрьме, а олигархи Абрамович, Чубайс, Фридман, Потанин и другие, делавшие точно то же самоие, продолжают процветать и богатеть? 5/ Почему уничтожен независимый суд? 6/ В чьи руки попали активы Ходорковского? 8/ Почему коррупция по разным оценкам достигла таких диких размеров, каких не достигала даже при Ельцине? 12/ Почему достигли чудовщных масштабов и продолжают расти преступность, алкоголизм, наркомания, ВИЧ, туберкулез, моральная деградация, одичание и озлобление? 13/ Почему государственное телевиденье как бы поставило целью окончательно превратить народ в бессловесное стадо животных путем оболваниванья бесконечно пошлой и тупой развлекаловкой? 14/ Почему на деньги налогоплательщиков формируются и содержатся штурмовые отряды типа «Наших»? 16/Почему за убийства и серьезные преступления совершившие их получают издевательски малые сроки? 18/ почему в армии беспримерная дедовщина, калечащая, убивающая солдат? 19/ Почему в России такой огромный разрыв между богатыми и бедными, более, чем в большинстве других стран? 20/ Откуда у чиновников, депутатов, других должностных лиц деньги на строительство дворцов, стоимостью в десятки миллионов долларов? 21/ Зачем Путину несколько резиденций, шикарные машины, яхты, самолеты? Сколько это стоит? 23/ Почему Россия занимает одно из первых мест в мире по количеству политических убийств? 30/ Почему российская «элита», клеймящая Запад, держит там свои сбережения, отдыхает на Западе, посылает туда своих детей учиться, своих жен рожать, имеет на Западе недвижимость и коммерческие интересы? Не значит ли это, что именно она является истинным проводником интересов Запада в России?


   Вторая группа вопросов, более частных и конкретных. Приведу лишь несколько из них: 1/ Правда ли, что по факту получение взяток в Петрербургской мэрии, когда Вы там работали, возбуждено уголовное дело (приводится номер), занимавшее несколько десятков томов? Были ли Вы или Ваши помощники фигурантами по этому делу? 2/ Правда ли, что созданная с Вашим участием корпорация  «XX век Трест» получила. 23 миллиарда руб, из которых на нужды города израсходован один миллиард, остальные разворованы? Это следует из метериалов уголовного дела (приводится номер). 5/ Правда ли, что за отказ от увеличения доли в гостинице «Астория» Вы получили «отступного» 800 тыс. долларов? 6/ Правда ли, что за выдачу лицензий казино Вы получили через доверенного Р.И. Цепова от 100 до 300 тыс долларов? 13/ Правда ли, что по договору  (номер договора), подписанным вашим заместителем А.Г. Аникиным и представителем фирмы С.В. Ивановым редкоземельные металлы продавались по ценам, заниженным до 2-х тыс. (!) раз? (восклицательный знак текста — ПР). Интернет адрес: http://im.live.com/Messenger/IM/Join/Default.aspx?source=EML WL ChangeWorld (проверить)
 Вернемся к инавгурации. Закончилось она тем, что Медведев выходит из зала, где она происходила. Затем они вместе с Путиным принимают парад президентского полка Америке обычно на инавгурации уходит старый президент, а новый остается). Корреспонденты отмечали, что во время прямой трансляции несколько раз происходили оговорки: президентом называли Путина. Всё это мелочи, возможно, не значимые. Но ведь церемониал, наверняка, продуман, до малейших деталей. А в тот момент, когда Путин принимал вместе с Медведевым парад, он формально был никем, уже не президентом, еще не премьером, не выдвинутым, не утвержденным Думой. Ряд анекдотов на тему: кто первый? Приведу один, по моему, удачный: у Путина спрашивают — А Вы, Владимир Владимирович, портрет президента в кабинете повесите, как делали это предыдущие премьеры?  — Портрет не повешу, а вот медвежью шкуру, пожалуй, на полу положу.

 

  Что будет далее — не известно. На этот счет высказываются различные прогнозы.

 
    Еще один из многочисленных PS. За время после инавгурации Медведев сделал ряд либеральных прогрессивных заявлений: о важности свободы, в том числе свободы печати, о необходимости кореных изменений в судебной деятельности и т.п., что истолковывается многими, как залог будущих либеральных преобразований, новой оттепели. Это — надежды. А это факты: Обострение отношений с Грузией. 9 июля военные самолеты, по утверждению Грузии, нарушили ее воздушное пространство. Грузинслое правительство отозвало из Москвы на неопределенный срок своего посла. Оно потребовало созвать Совет Безопасности, заявив, что у него имеются точные данные о планах нападения России на Грузию (14 августа в районе Верхней Абхазии, с участием одного из полков Псковской воздушно-десантной бронетанковой дивизии, той самой, танки которой были двинуты на Таллин во время ГКЧП в 91 году).


     Министр внутренних дел Рашид Нургалиев 11 июля выступил с призывом принять закон об уравнении интернета со средствами массовой информации, об уголовной ответственности за пропаганду в интернете экстермизма и терроризма; по этому закону, если он будет принят, суд должен рассматривать как уголовное преступление, выносить приговоры практически за любую деятельность, неугодную властям; «закрыть нахрен интернет», — назвал свой отклик на предложение Нургалиева главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. В подобном же духе выступил его заместитель Сергей Бунтман.


    Группа коммунистов Петербурга и Ленинградской области призвала правительство, в ответ на создание ПРО (противоракетная оборона), восстановить военную базу на Кубе, открыть такие базы в Боливии, Никарагуа, Венесуэле, Северной Корее, в других странах Азии и Африки, признать независимость Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, сблизиться с Белоруссией, усилить влияние на Крым, заставить снять с обсуждения вопрос о выводе с Черного моря военного флота России и т.п.


  Сроки нового следствия по делу Ходорковского, пребывание его в СИЗО г.Читы прокуратура требует продлить до 2-го ноября, т.е. освобождение его в ближайшее время вряд ли предвидется. Таким образом, намечается план всестороннего резкого усиления политического и военного противопостояния. Пока это еще не решения, не действия, а призывы, заявления, обвинения, угрозы. Но не слишком обнадеживающие, пессимистические. 12.07.08.

 

наверх